29 июля 2017
Формирование и удовлетворение потребностей
Potrebnost

Формирование и удовлетворение потребностей

Два слова по рядовому вопросу.

Почему я что-то не делаю?

Этот вопрос не только ставит в тупик подавляющее большинство анализандов, но интересен сам по себе, так как время от времени с ним приходиться сталкиваться любому человеку в ситуациях обыденной жизни. Мы можем делать, что угодно, но только не то, что нужно, даже понимая это. Фрейдист сказал бы - это сопротивление. Ну и что это означает? Какой положительный месседж это несет? Одно дело если бы мы не знали об этом «Не деланье», но мы то прекрасно знаем это, и это «Не деланье» есть факт нашего сознания. Видимо, избегание чего-то не может быть объяснено столь расплывчатой формулировкой как сопротивление, и галлюцинаторно-понятийной абракадаброй как «бессознательное». Логический вывод, вытекающий из признания существования «бессознательного» как самостоятельной организационной величины приводит нас к мысли о существовании противодействия сознанию. То есть субъект, используя сопротивление (а различий между сопротивлением, защитой и вытеснением как известно нет, и эти термины мы применяем ситуативно, в зависимости от нашей выгоды) сам себе наносит вред.
Или говоря более понятным языком, субъект является в своей сути психически больным, и надежд на его выздоровление нет, и не может быть в силу существования бессознательного. Можем этому придумать красивое название, ну например, «субъект расщепленного сознания», но сути дела это не меняет. Это устраивает ту группу психотически организованных субъектов, которых такое положение дел оправдывает их собственные личные проблемы и снимает ответственность перед самим собой за свое бездействие. Оставим в покое сих граждан - у них своя свадьба, у нас своя.
Если Вы еще не изошли проклятиями и у Вас есть интерес к этому вопросу, то попытаемся взглянуть на эту проблему с позиции здравого смысла, тем более, что делать все-таки что-то надо: писать дипломную работу, читать что-то по мимо услышанного на лекциях, да и вообще нужно прибрать комнату, помыть посуду или начать организовывать собственное дело, так как жизнь идет и тратить её на истерические спектакли уже почти стыдно. Да и осознавать себя психически ущербным существом, пусть и не публично, а только под одеялом, спрятавшись на диване, не слишком приятно. 
И так факт необходимости что-то делать каким-то образом все-таки проник в сознание. Если он не проникает туда, то тут два варианта: некуда проникать и тогда все прекрасно – дальше читать не надо; или смутные ощущения на уровне предчувствия не имеют поименования и тогда все-таки какой-то шанс есть. В таком случае необходимо или самому себе поименовать воспринимаемое, но не поименованное (сформировать наблюдающее я), или объединиться с кем либо способным установить различения и поименования находящегося в вашей психике.
Прежде чем приступить к рассмотрению этого вопроса, скажем в первом приближении, маленькое отступление в физиологию нервных процессов. Лиц считающих вредными для психоаналитика медицинские знания прошу прекратить дальнейшее чтение.
Всякое воспринятое субъектом проходит несколько стадий обработки, прежде чем оно достигнет уровня сознания. На первом этапе формируется раздражение, которое трансформируется в возбуждение. Соответственно возбуждение приводит к напряжению. И теперь имеющееся напряжение должно разрядиться, дабы получит результат от восприятия и не привести к «поломке» в самой нервной системе. Ну, как например такой поломки- скопившееся возбуждение в центральной нервной системе может привести к приступу эпилептических судорог, немотивированной агрессии или выключению психики как таковой с погружением в психоз. 
В фазе формирования напряжения осуществляется формирования способа разрядки этого напряжения. В силу различных причин способность оттестировать или хотя бы узнать, не говоря уже о способности переносить такое напряжение, у некоторых субъектов может быть весьма незначительной. Так как напряжение это всегда болезненный процесс, и в силу только уже этого организм будет стремиться избежать такую боль. 
Предположим, организм хочет удовлетворить свою потребность. Он формирует необходимое возбуждение с последующем напряжением, но удовлетворение потребности не наступает. Напряжение возрастает –соответственно возрастает и боль. Тогда организм блокирует сразу два процесса: процесс восприятия боли и своей потребности ( получим страх своих чувств и потребностей); и блокирует процесс активности( ну, а тут еще краше! Начнем подавлять свои потребности, и организуем свою жизнь, как депрессию, на всю оставшуюся жизнь!). 
Что происходит в центральной нервной системе, это предположим, как-то ясно. Тогда несколько замечаний по процессами психической природы. 
Как известно, в психике происходит обработка презентантов физиологических процессов. Следовательно, и напряжение имеет как свои презентанты, так и свои репрезентанты, хранящиеся в памяти. И благо если эти репрезентанты организованы как репрезентанты удовольствия. 
При переработке физиологических презентантов качества вновь выявленных элементов должны быть сопоставлены с качествами уже известных элементов, хранящихся в памяти. При этом новые воспринятые элементы со своими качествами и элементы, хранящиеся в памяти, одновременно должны быть подвергнуты переработке. Количество обрабатываемых качеств при этом возрастает минимум на порядок, при этом следует учесть, что качества новых элементов еще не распознаны. В результате возникает спутанность в психическом восприятии, с огромным количеством вариантов для сопоставления для различения или узнавания. 
В клиническом процессе это выглядит, как невозможность выбрать какой-либо вариант, и самое главное, исчезает уверенность в том, правильно ли я думаю или нет. В таком случае психика с целью уменьшения нагрузки прибегает к защитному расщеплению. Если в результате защитного расщепления удается сформировать пары различения, то процесс переработки приводит к уменьшению спутанности и усвоению качеств вновь воспринятых элементов. Если же процесс формирования пар различения терпит крах, происходит дальнейшее расщепление и тогда защитное расщепление переходит в патологическое расщепление. В этом случае, как известно, срабатывают два психотических механизма: блокирование психических механизмов восприятия и переработки с последующим нападение на свою способность думать; и прибегание к механизмам массированных проекций и шизоидному фрагментированию психических содержаний. ( для беспокойных – это Бион, Соломон Резник, Спотниц, Гарри Гаптрип)
Оба эти механизма причиняют боль, и это приводит к блокированию какой-либо активности. Происходит перевод активности в какую угодно другую форму деятельности, лишь бы избежать столкновения с новым и неизвестным, осуществляется попытка избежать такого рода деятельности, в результатах которой субъект не уверен на 100%. Если не получается всё сразу, то деятельность прекращается и переключается на другую область. Это довольно интересный факт, когда в качестве компромиссного образования или симптома используется сама активность, а не результат такой деятельности. В свое время Рон Бриттон представил эти процессы более глубже, как процесс колебания между параноидно-шизоидной и депрессивными фазами в процессе осуществления функции мышления. Его статья по этому вопросу гуляет по Интернету. О таких фактах как аннулирование результатов деятельности, и нарциссическом обесценивании много раз говорено прежде.
Учить клинический психоанализ или не учить клинический психоанализ это дело сугубо личное, но понимать причины своего бездействия иногда бывает полезно, конечно, если интересен результат такой штуки как собственная жизнь, или, по крайней мере, хотя бы нужно написать диплом.

17741006 1460722423960121 1726274256 n
Эдуард Анатольевич Ливинский
Поделюсь с друзьями