02 августа 2017
Кошки, дети, женщины и сны.
20614260 1587668421265520 1866543845 n

Кошки, дети, женщины и сны.

Психоаналитическое исследование в парадигме КП ДСЭ.

На психоаналитических консультациях можно часто встретиться с весьма трепетным отношением людей к кошкам. Иногда люди говорят о них с большей нежностью и любовью, чем о самых близких родственниках. Многие считаю кошку, чуть ли не единственным существом, к которому испытывают чувства, с которыми есть эмоциональный контакт, в том числе и телесный, дарящий приятные ощущения. 
Думаем, многим нашим читателям известно о том, что ребенку необходима любимая игрушка, и о том, что она становится неким репрезентантом отсутствующей матери. Зачастую ребенок относится к ней так, как хотел бы, что бы относились к нему, то есть проецирует свои потребности на игрушку. Домашние живые питомцы, кошки и собаки, также могут стать для ребенка таким репрезентантом, лучшим другом. С ними он переживает всю нежность и любовь, которую не готовы принимать и давать его родители. Отличительной особенностью их от неживых игрушек является то, что с ними возможен телесный контакт, взаимный обмен чувствами, эмоциями. Ребенок, таким образом, пытается показать, как он хотел бы, чтобы с ним обращались. Он может проявлять свои чувства и, самое главное, получать мгновенно эмоциональный отклик на них. В этих отношениях ребенок ощущает себя значимым, нужным и принимаемым безусловно. В этих отношениях нет критики, в них можно быть естественным и не бояться сказать и сделать что-то не так. 
Одной из методик коррекции аутизма, является фелинотерапия, это лечение с помощью кошек. Именно кошки помогают формировать социальные связи детей-аутистов. По результатам исследования оказалось, что у детей, с которыми жили кошки, значительно лучше развиты навыки общения, способность сочувствовать. 
Контакт с кошками – это некий контакт с Самостью, потому что в нем есть и телесная и эмоциональная составляющая. Но, к сожалению, кошка не может дать нечто очень важное, что возможно в отношениях в родителями, это понимание смысла своей активности, узнавания своих потребностей. С кошкой возможен контакт, который можно сравнить с ощущениями ребенка, испытываемыми рядом с материнской грудью. Это тоже приятные ощущения от соприкосновения с чем - то теплым, мягким, это удовольствие, но без смыслов. 
Напомним читателю цепочку, по которой проходит протопотребность от Самости в сознание человека: импульс, раздражение, возбуждение, ощущение, чувство, эмоция, впечатление, понятие-символ. Завершается этот процесс теорией, с помощью которой узнается значение начального импульса и поименование потребности. 
Интеллект, в отличие от тела, может быть «захвачен» ложным Я. И если потребности не находят отклик в теле, если чувственно не окрашены, то скорее всего они могут быть умозаключениям о том, как надо, как правильно, но не тем, что желаемо Самостью.
Если у взрослого человека нет объекта, в лице партнера, с которым можно ощутить тепло и нежность, то можно посадить кошку на руки, погладить ее, позаботиться о ней. Эта некий живой муляж объекта, не доступного в реальности. Это возвращение в те ощущения, которые были рядом с материнской теплой грудью. Помимо этого телесный контакт даст возможность проконтактировать со своими потребностями в близости, которые удовлетворить с партнером мешает ряд симптомов. Кошки, в отличие от людей, не предъявляют претензий и безусловно принимают своих хозяев в ответ на заботу. 
Поэтому кошки становятся частыми спутниками именно одиноких женщин. Для женщины кошка становится неким репрезентантом не только объекта, но и ее сексуальности. Вступая с ними в контакт, женщина может понять, показать себе, чего именно хочет она. Общаясь с кошками, женщина пытается пройти некую идентификацию, понимания того, кто она есть, через нежность и заботу, которые она выражает. Но кошки, к сожалению, не могут поименовать их потребностей и процесс идентификации так и останется незавершенным. Максимум, что может произойти в этом контакте – это некая разрядка напряжения неудовлетворенности в настоящих отношениях. 
Рассмотрим роль кошки в сновидениях, в которых она становится часто главным персонажем, вокруг которого развиваются все события. 
Опишем несколько клинических случаев, для понимания значения появления кошки в онейрическом пространстве. 
Сон №1.
«Мне снилось, что я сижу на пляже со своей знакомой. К нам подходит котенок, очень ухоженный, красивый, породистый, но голодный. Знакомая бросает ему сосиску. Котенок не может ее съесть, и я понимаю, что если бы сосиску разделить на маленькие кусочки, то он мог бы утолить голод. Я подхожу ближе и вижу, что у котенка нет глаз. Вместо глаз пустота, в которую может поместить карандаш. Этот котенок прожил без глаз всю жизнь».
Во время разбора этого сна, анализантка сказала, что она сама похожа на этого котенка. Она понимает, что отказывается видеть реальность, у нее как будто нет глаз, она живет в своем придуманном мире. Аналитик спросил, что возможно он плохо понимаю ее и для нее та информация, которую он дает, избыточна и ее как сосиску во сне, надо измельчить, сделать более удобопереваримой? Анализантка ответила, что измельченную сосиску котенок не стал бы брать тоже. Он вообще не может брать еду из вне. Котенок будет голодным, но не примет помощь.
Мы считаем, что данный сон может быть примером «оголения» по У.Биону, когда психика на столько обеднена, что знание, К, она не в состоянии воспринимать и поэтому знание становится болью, для анализанта. Без сомнения в этом сне котенок был образом некой психической структуры Эго анализантки, которая оставляет Самость голодной. Это некая невозможность в удовлетворении своих потребностей. В ее Эго, пока, к сожалению, нет таких навыков. 
Сон №2.
«Мне надо покинуть дом, в котором я росла. Он находится в деревне. Все близкие мне родственники и даже покойная бабушка, ждут, пока я выйду на забор дома. Что-то не опускает меня. Я возвращаюсь к дому и захожу в торец его. Весь бом белый, а торец серый. Там полки и на них стоят грязные, невымытые тазы и миски. На земле рядом с ними сидит котенок. Он очень худой, голодный и одинокий. Он вылизывает остатки еды из миски».
Анализантка, при разборе этого сновидения, сразу сказала, что этот котенок она сама. Она так себя воспринимает, как выброшенную на задний двор, никому не нужную и удовлетворяющую свои потребности по остаточному принципу после значимого объекта. Этот сон о Самости, находящейся в шизоидном убежище. Личность анализантки на данный момент - это Ложная самость, которая базируется на паранояльных догмах и правилах, запрещающих удовлетворять истинных потребностей напрямую. Они имеют право быть, лишь как остатки еды в мисках, потому что личность полностью структурирована под удовлетворение потребностей агрессора. Этот сон так же может показать нам, как мать анализантки относилась к ней во время беременности и в первые три месяцы после рождения. Ведь именно по ее отношению ребенок формирует восприятие себя.
Сон №3. 
«Я нашла котенка, ему нужна забота. Я забрала его домой и сев на диван, укутала его, как маленького ребенка в пеленки. Я прижала его к себе и начала качать успокаивая. Котенок начал резко расти и превратился в девочку, которая тоже подросла и стала девушкой, лет 14-15. Она человек, но по -прежнему похожа на кошку. У нее заостренные уши. Она спрыгнула с рук на пол и посмотрела на меня. У нее были голубые глаза, очень дикие и лукавые. Этот взгляд был не совсем человеческим. Как будто она говорила мне: «Давай играть». Я поняла, что это какая-то часть меня, которая полуживотное-получеловек. Эта часть меня очень необузданная, но настоящая. Я ее немного боюсь».
В этом сне анализантка увидела свою Самость, которая уже прошла идентификацию, потому что котенок приобретает половую принадлежность, которой не имел в начале сна, и становится девушкой. Так же этот сон о сексуальности. Анализантка еще боится своей сексуальности, как чего-то дикого и мало контролируемого ею.
Все вышеописанные сны объединяет образ кошки, которая стала репрезентантом Самости. По возрасту этих кошек можно понять, когда была эволюционная точка неудачи в судьбе анализанток. 
В первых двух случаях, это довербальный период, возраст, в котором была получена травма, от рождения до трех месяцев. Скорее всего, это связано с покиданием субъекта объектом, а так же это может свидетельствовать о том, что ребенок был нежеланным и эмоционально брошенным, как ненужный котенок. 
Во втором случае – это подростковый возраст, когда происходила гормональная перестройка организма и девочка становилась женщиной, проходя свою инициацию. Возможно, в этом возрасте мать анализантки подавила ее сексуальность, из-за страха перед своей неконтролируемой сексуальностью и завистью к подрастающей дочери.

Автор статьи Ольга Демчук.

14141698 1233553726676993 7294104314625761577 n
Ольга Демчук
Поделюсь с друзьями