07 августа 2017
Нищие, собаки, величие и комплекс неполноценности.
118b9c0ea1ed10a7702e1bf5e17d591c

Что же отзывается внутри щемящим комком, когда мы проходим мимо бездомных людей и животных? Откуда эта сопричастность у тех, которые никогда не жили на улице, но могут ощутить эту боль? Ведь нам откликается обычно то, что присуще нам. Какая же часть нас чувствует себя такой же обездоленной и выброшенной на улицу? Кого на самом деле спасают люди, когда участвуют в благотворительных проектах? 
Как известно, лучшие спасатели это те, кто сам пережил подобное. Люди, которые потеряли близких, например, от рака, становятся волонтерами, помогающими другим справиться с бедой. Наша психика основана на двух основных механизмах, отражение и повторение. Человеку сложно смириться с тем, что он не смогу когда-то помочь родному, и он каждый раз пытается отыграть этот сценарий, чтобы получился иной исход, счастливый конец истории, в которой он вышел победителем в этой ситуации. Тоже относится и к бывшим нарко- и алкогольнозависимым людям, именно из них получаются лучшие спасатели для людей с такими же проблемами. Они знают и понимают, каково это быть таким. В них есть, самое главное, на мой взгляд, отсутствие осуждения.
У всех сочувствующих бездомным в биографии есть одинаковые факты. Они не нужны были своим родителям такие, какие они есть на самом деле. Родители чаще всего поощряли в них черты, которые делали их удобными, помогающими, соответствующими родительским представлением о том, какими должны быть дети. И этим детям пришлось предать себя. Выгнать, закрыть, отказаться от своих истинных потребностей, от своего настоящего Я. Оно было неугодным, неуместным, не востребованным, неправильным, мешающим быть принятым и любимым.
У этих людей всегда есть две части личности. 
Первая часть – это комплекс неполноценности, который был создан взрослыми, для того, что бы манипулировать ими было легче. Конечно, родители, учителя, не делали это специально, они так научены были сами. Чаще всего они руководствовались принципами:
- хвалить нельзя, чтобы не зазнались;
- держать детей надо в «ежовых рукавицах»; 
- дети должны беспрекословно выполнять требования родителей;
- дети нужны для того, что бы гордиться ими;
Вторая часть – это мания величия, ощущение собственной грандиозности. Эта проявляется во вне, как праведный гнев, как высокие моральные принципы, как позиционирование себя как борца со злом, несправедливостью, и чаще всего, это уход в духовность. Отнеся себя к категории духовного человека, можно с умным видом цитировать великие писания и чувствовать себя избранным и великим. Величие это ощущается, как восприятие себя как особенного, лучшего. Такие люди готовы терпеть многие лишения ради высоких и амбициозных целей, которые они, почему-то, воспринимают как совершение для мира грандиозного добра и радости. И они обязательно скажут вам, что им ничего не надо, что их миссия в другом, например, в спасении, в помощи тем, которые, как минимум, заблуждаются. Спасать можно не только чужих людей, можно, например, уверовать в то, что спасешь свою мать, от одиночества. И тогда эти девочки/мальчики живут с мамой, лишая себя своей жизни, потому что мама без них конечно пропадет. Это могут быть родители, которые кричат о том, что жизнь для дитяти своего положили под ноги, что только ради дочки/сына и живут. И они почему-то уверенны, что точно лучше знают, что им надо.
С точки зрения психоанализа – это махровый мазохизм нарциссизм. Эти два компонента психики всегда идут вместе, за руку. Величие и ничтожность. Чем больше у человека комплекс неполноценности, тем грандиознее будет надстройка сверху. Чем меньше он способен сделать себя счастливым, тем больше он будет раздувать свою важность по поводу помощи другим. 
Удивительно, что люди не видят свое величие. Они упорно не хотят его замечать и узнавать. Они погружаются в эту пьянящую эйфорию спасателей, не замечая, как предают себя. Это состояние настолько наркотическое, что человеку не хочется видеть реальность, он откажется скорее от признания того, что сам несчастен, чем от абсурдности своих идей. Эта легенда была создана в очень раннем детстве, когда ребенку надо было как-то объяснить себе, почему его не хотят таким, какой он есть и он придумал себе миссию, создал для себя по-детски легенду Штирлица под прикрытием. Он терпит ради «Чего-то там».
Цена нашего истинного Я так велика, что платить за него приходится дорого. Еще больше мазохизма, еще больше великих целей и идей, еще больше подчинения родственникам, еще больше уверенности в том, что всех, привсех ты спасаешь.
А потом, идя мимо бездомного щенка разреветься, или отдать пачку денег нуждающимся детям. Потому что где-то глубоко внутри они знают, что предали себя. Они знают, как быть брошенными и ненужными. Они знают, каково это чувствовать себя ущербным и покинутым всеми. И эта помощь даст лишь на краткий миг забыться, но это лучше, чем вообще ничего. Да и кто им докажет, этим ВЕЛИКИМ людям, что их праведность и доброта, лишь пластырь на собственной ущербности. Ведь увидеть комплекс несостоятельности и неполноценности еще невыносимее, чем величие. 
Автор Ольга Демчук.

14141698 1233553726676993 7294104314625761577 n
Ольга Демчук
Поделюсь с друзьями