06 сентября 2017
Ночные кошмары.
1323158868 1
Ночные кошмары.
 
Онейрический способ сознания разрешения внутреннего конфликта. Исследование в парадигме «Клинического психоанализа дефицитарных состояний Эго».
 
«КП ДСЭ» оперирует несколькими формами существования сознания: бессознательное, как автоматическое, предсознательное, онейрическая форма сознания, после нее идет осознанность и экстрасенсорная форма сознания. Онейрическая форма сознания – очень важна для психоанализа, поэтому ее проявления мы и рассмотрим в этой статье на примере кошмаров в сновидениях. Сон является предшественником проективной идентификации, и образцом прото-мыслей, как контекста смыслового содержания зрительного образа. Одной из самых важных форм сновидения для психоанализа является кошмар, потому что он является примером срыва ментальной деятельности, когда мы не в состоянии обработать выход из спутанности сознания. Это подтверждение того, что мы не справились со смысловых содержанием сновидения. Кошмар является примером избыточной проективной идентификации.
 
Подробно об этой теории вы можете прочитать в статье Э.А.Ливинского «Сон, как проективная идентификация» http://dusha.center/articles/251.
 
В этой статей мы разберем сны анализантов, в которых возникают преследующие фигуры. В зависимости от процессов, происходящих в психике, эти фигуры обладают различными качествами, свойствами, меняется сюжет сновидений, и в зависимости от прохождения анализантом этапов психоанализа, трансформируется роль сновидческих преследователей.
 
Для понимания рассматриваемой теории, нам необходимо пояснить, что именно психика может отображать в фигуре преследователя. Обратимся к шестой главе в книге «Развитие в психоанализе», написанной группой автором Кляйн М., Ривьер Дж., Айзекс С., Хайманн П.
------------
«Младенец проецирует свои любовные импульсы и приписывает их удовлетворяющей его (хорошей) груди, точно так же, как он приписывает фрустрирующей (плохой) груди, проецируемые на нее деструктивные импульсы. Одновременно с этим, посредством интроекции, «хорошая» грудь и «плохая» грудь формируются внутри психики младенца.
 
Таким образом, картина объекта, внешнего и переведенного во внутренний план, в психике ребенка искажена фантазиями, тесно связанными с проецированием его импульсов на объект. «Хорошая» грудь — внешняя и внутренняя — становится прототипом всех полезных и удовлетворяющих объектов, «плохая» же грудь — прототипом всех внешних и внутренних преследующих объектов. Множество факторов, входящих в состав младенческого чувства удовлетворенности, таких, как смягчение чувства голода, удовольствие от сосания, свобода от дискомфорта и напряжения, а также чувство ребенка, что он любим, — все это становится атрибутом «хорошей» груди. Наоборот, любая фрустрация и дискомфорт приписываются «плохой» (преследующей) груди».
-----------
«Ненавидимая грудь» приобретает деструктивные качества младенца, детали его садистических фантазий, содержание его страхов. Именно этот объект становится первопричиной невозможности ребенка удовлетворить свои потребности. В это объект изгоняется вся «плохость» собственной органной и ментальной несостоятельности. Эта фантазийная «плохая» грудь назначается виновным «объектом» в неудовлетворенности ребенка.
 
Эмоции младенца аффективны и экстремальны. Нервная система еще прошла полностью миелинизацию и поэтому многие ощущения тотальны, не дифференцированы и воспринимаются всем телом, а не отдельными органами или участками. Это ощущается, как мощный напор на психику в целом. Возникающее напряжение на столько велико, что при недостаточно чуткой матери, не узнающей потребности ребенка, он не в состоянии справится с натиском импульсного возбуждения. В утробе матери этих всех ощущений не было и ребенок попадает в ситуацию избыточного стимулирования извне (холод) и изнутри (голод). Ребенок оказывается в этих тисках между внешними и внутренними ощущениями. В этом случае происходит диссоциация с телом и испытанное напряжение от неудовлетворенной потребности складируется в предсознательном, совместно с ним хорониться не нашедшая отклика потребность ребенка.
 
Так каждая неудовлетворенная, неузнанная и отторгнутая матерью потребность ребенка, может получить свой репрезентант для механизм для ее сдерживания или вообще аннулирования. Это репрезентант наполнен болью неудовлетворенной потребности и поэтому будет изолироваться в предсознательном.
 
Чем авторитарнее родители, чем менее они чутки к желаниям ребенка, тем большее количество этих «погибших» потребностей можно обнаружить в психике. Ребенок не может удовлетворить свои потребности и сам и поэтому вынужден подстраиваясь под сценарий родителей. Ему необходимо выжить и он формирует структуру, которую можно назвать «Ложной Самостью». Это Ложная Самость полностью настроена на соответствие требованиям значимых для ребенка взрослых. Но Истинная Самость продолжает генерировать потребности и импульсы. Для того, чтобы устранить конфликт между Ложной и Истинной Самостью, для подавления Истинной Самости, формируется еще одна психическая структура, которую в «Клиническом психоанализе ДСЭ» мы условно называем «банда». На каждую потребность, на каждый импульс возможно наложение вето. В последующем, по мере взросления, «банда» пополняется ментальными установками, принципами, которые и вербализируются анализантами на психоаналитических сессиях, они же являются установками значимы взрослых из детства анализанта.
 
Во сне мы можем увидеть, каким образом разворачиваются эти процессы, понять механизм подавления истинной Самости. Сновидения являются «золотым фондом» для аналитика. По сюжету сна он может наблюдать, куда движется анализ и на чем сейчас необходимо акцентировать внимание в психоаналитическом процессе.
Для удобства изложения материала мы структурируем этот процесс, разделив его на шесть этапов. В каждом из этапов будут представлены сны анализантов, для демонстрации клинической картины происходящего.
 
ПЕРВЫЙ этап. Преследующая безличная фигура «банды».
 
Сон анализантки 1.
«Мне снится, что я нахожусь в комнате в своей квартире. За стеной со стороны кухни находится некая сила, которая хочет уничтожить меня. Это не человек, не животное, это само зло, которое проламывает стену и тянется ко мне. Я просыпаюсь в ужасе».
 
Сон анализантки 2.
«Я лежу на кровати, и внезапно на мою грудь наваливается что-то тяжелое. Я не могу дышать, я чувствую, что умираю и слышу голос: «Я пришел, чтобы подавить твою волю». Я понимаю, что это вселенское зло, которое пришло уничтожить меня. Я в ужасе просыпаюсь».
 
Аналогичные сны были представлены анализантами, имеющими погранично-организационную структуру. Импульсы и ощущения в теле у них, как правило, не дифференцированы и мало узнаваемы. Истинная Самость практически полностью подавлена «бандой», находящейся на службе у Ложной Самости. Мы можем говорить в этом случае, что эволюционная точка неудачи находится однозначно в дообъектном периоде и даже возможно, в пренатальном, потому что персона преследователя не имеет даже образа, т.е. не является объектом. Такие анализанты чаще всего были нежеланными детьми, мать которых думала об аборте. Также в их биографии есть покидание их матерью в первые три месяца после родов. Аффективность и тотальность страха так же подтверждает нам то, что они имеет маниакальную природу и младенческую историю появления.
 
Квартира и дом во сне символизируют психику человека. То, что нападающий уже находился в квартире, говорит нам о мощном внутриличностном конфликте, который, несомненно, будет продуцировать много тревоги.
Во втором сне, в отличие от первого у преследователя-сущности уже появляются какие-то качества. У сущности есть тяжесть, она давит, она уже передвигается, она говорит, и она лично обращенная к сновидцу. Но все качества «глагольные», они связаны с действием. Мы можем сказать, что второй сон принадлежит анализантке с более структурированной психикой.
 
Первый этап нашего исследования мы может охарактеризовать, как тотальный страх без попытки отстаивания себя перед неперсонифицированной фигурой. Объекта как такового в психике еще нет, поэтому нет его узнавания.
 
ВТОРОЙ этап. Преследующая фигура «банды» без борьбы с ней.
Анализанты рассказывают часто сны о том, как на их жилище было совершено нападение. В роли нападающих могут быть: воры, цыгане, полиция, маньяки, убийцы, инопланетяне, фашисты, дикие звери, колдуны. Несмотря на разнообразие вариантов, суть этих сновидение сводится к одному сюжету: «На меня напали, я беспомощный, ситуация безысходна».
 
Сон анализантки 1.
«Мне снится, что я нахожусь дома, в дверь звонят. Я смотрю в глазок и вижу двух мужчин. Я знаю, что они убьют и ограбят меня. Они начинают отмычкой открывать дверь, у меня нет сил бежать, драться и даже кричать. Я просыпаюсь в ужасе».
 
Сон анализантки 2.
«Мне снится, что я в квартире, меня преследуют агенты КГБ. Я выглядываю в окно, они окружили дом, мне некуда бежать. Они бегут по лестнице, что меня арестовать. Я просыпаюсь в ужасе».
 
То, что фигура преследователя стала персонифицированная, говорит о том, что страх перестал быть тотальным и есть возможность хотя бы его дифференцировать. Внутренняя тревога экстернализирована во внешнюю фобию, ей назначен объект среди людей, в котором она будет складироваться.
То, что сопротивления во сне не было оказано, говорит о том, что Эго еще слишком слабое, для того, что бы противостоять Ложной Самости и «банде». Истинной Самости остается только затаиться, пережидая неблагоприятные условия. Для сохранения Истинной Самости ребенок создает Шизоидное убежище. Вот, что пишет об этом Дж. Стайнер
----------------------
Аналитик наблюдает психические убежища как такие душевные состояния пациента, в которых тот «застрял» и пребывает в изоляции, вне досягаемости. Отсюда можно заключить, что эти состояния являются следствием действия мощной системы защит. Восприятие убежища пациентом отражается в данных им описаниях, а также в бессознательной фантазии: сновидениях, воспоминаниях и рассказах из повседневной жизни, что дает нам выразительный и театрализованный образ бессознательного переживания убежища. Обычно оно представляется в виде дома, пещеры, крепости, необитаемого острова или другого подобного места, выглядящего как зона относительной безопасности.
--------------------
Много интересного материала может дать ассоциативный ряд, который анализант выстраивает к образу преследователя. Суть «банды» разворачивается во всем своем многообразии. Например, женщины во сне, чаще всего символизируют мать, мужчины – отцовскую фигуру, цыгане – хитрость, с помощью которой хотят украсть то, что по праву принадлежит человеку, его право на удовлетворение потребностей, милиция - карающие моральные принципы, дикие звери – физиологический неконтролируемые импульсы, колдуны и маги говорят нам о мистическом мышлении анализанта.
 
Второй этап мы можем охарактеризовать, как персонифицированный преследователь без попытки и надежды защитить себя.
 
ТРЕТИЙ этап. Преследующая фигура «банды» и противостояние.
Этот этап сопровождается сновидениями, в которых сновидец вступает в схватку со своим преследователем.
 
Сон анализанта 1.
«Мне снится, что я нахожусь в тюрьме, из которой собираюсь совершить побег. Я все тщательно планирую. Побег удается, во время него я убиваю нескольких охранников тюрьмы».
 
Сон анализантки2.
«Мне сниться, что я нахожусь у себя в доме. Возле окон гуляет маньяк. Он врывается в дом через окно. Я вступаю с ним в борьбу, бью его по голове чем-то тяжелым. Он в страхе убегает от меня».
 
Психика достаточно окрепла, для того, чтобы пытаться выйти из Психического (Шизоидного) убежища, которое в первом сне приобрело вид тюрьмы. Оно и является, по сути, местом заключения Истинной Самости, потребности которой находятся под запретом, а выстроенная оборона из «банды» охранников не дает возможность проявиться и реализовать себя.
Во втором сне маньяк символизирует, скорее всего, бессмысленные запреты, у женщин это чаще всего запрет на удовлетворение сексуальной потребности. Это может быть нарушенная женская идентификация и отторжение своей сексуальной потребности, которую легче на данный момент подавить страхом перед мужчиной, чем удовлетворить.
 
Мы наблюдаем, по-прежнему, деструктивные механизмы в решение задач. Для ребенка разрушение, является первым способом, с помощью которого он нашел выход из жизненной ситуации, когда во время родов он разрушил плаценту и освободился. Именно мать должна дать навык научения, благодаря которому ребенок может через интеграцию, без агрессии искать способ удовлетворения своих потребностей.
 
В каждом из вышеописанных сновидениях нет обращения к объекту. Эти сновидения о довольно ранней фазе формирования отношения с объектом. С объектом еще нельзя поговорить, поэтому объект воспринимается как грудь. Из-за того, что и с ним нет возможности вступить в коммуникацию, на него нельзя хоть как -то повлиять. В этих сновидениях видно, что анализант не рассчитывает на помощь аналитика.
 
У анализантов присутствует повышенный уровень тревоги и агрессии, мир для них по-прежнему выглядит как враждебный, запрещающий и опасный. В отношениях с другими людьми им будет казаться, что все хотят ограничить их свободу.
 
ЧЕТВЕРТЫЙ этап. Переговоры с «бандой».
На этом этапе анализанты приносят сны, во время которых они вступают в отношения с преследующей их фигурой, пытаются договориться, найти компромисс.
 
Сон анализанта 1.
«Я нахожусь в осажденной территории, мне надо пересечь линию фронта, чтобы не попасть в военные действия. Я еду на своей машине. Меня останавливает на границе солдат. Он говорит, что машину у меня изымет, что бы ее починить и потом отдаст мне ее обратно. Я ему не верю, но отдаю машину, потому что у меня нет права сопротивляться».
 
Сон анализантки 2.
«Мне снится, что город, в котором я живу, он разделен на две части. Одну из них контролируют немцы, а вторая уже освобождена от них. Никто больше не хочет воевать, и решено провести переговоры. Меня назначают ответственной, за то, что бы я протянула телефонный кабель от немцев на нашу сторону».
 
В первом сне у сновидца еще нет права на сопротивление, а во втором он становится ответственным за переговоры.
На примере этих снов мы видим, как деструктивные механизмы замещаются конструктивными, пассивность и борьба уступает место попытке наладить коммуникацию.
 
Внутренняя агрессия, уже трансформируется в поиск конструктивного решения, для мирного разрешения конфликта. Истинная самость выходит из убежища, сновидец, в отличие от предыдущих снов, описанных в первых этапах, уже вышел из квартиры и может передвигаться в пространстве. Это говорит о том, что психика выдерживает экстернализированные отношения, Эго преодолело свой размер и может выстроить объектные отношения. В этих снах впервые появляется фигура аналитика, он в первом сне становится солдатом, который забирает машину на починку, но у анализанта еще нет доверия к нему. Во втором сне аналитик тот, кто доверяет анализанту тянуть кабель, проявлять активность.
Аанализант уже понимает, что его судьба зависит от его действий и ему делегированы полномочия в переговорах.
 
ПЯТЫЙ этап. Окончание противостояния с «бандой».
 
Сон анализантки 1.
«Мне снится город, война уже закончилась. Я иду по городу, он наполнен свободой. Я замечаю, что солдаты в шинелях бегут в сторону стадиона. Мне стало интересно, что там происходит. Я захожу на стадион, но там никого нет. Размышляю над тем, куда они все делить. И тут замечаю, что дерн, который лежит на футбольном поле выше, чем ему следовало бы быть. Я наклоняюсь и вижу, что солдаты лежат под дерном, там специальное место, куда они могут спрятаться. Я им говорю: «Война кончилась, идите по домам». Они молчат и только головой говорят: «Нет».
 
Сон анализанта 2.
«Я просыпаюсь в казарме. Там много солдат. Нас подняли по тревоге, должны начаться боевые действия. Я смотрю на свои ноги и вижу, что нет одного ботинка. Я не могу воевать в таком виде. Я лезу на крышу и любуюсь восходящим солнцем, чувствую, как его лучи согревают мою кожу. Когда я сморю в сторону фронта, то понимаю, что мы победили».
В этих снах война уже закончилась.
 
«Банда» еще присутствует в психике, но нет острого противостояния. Мы можем сказать об уменьшении напряжения во внутриличностном конфликте. Эго укрепилось, и уже появился некий положительный результат от активности, который символизирует «победа» над врагом во сне.
 
Если в ранее описанных случаях протест проявлялся как борьба, драка, то сейчас это коммуникация и попытка получения удовольствия от жизни. В первом сне символом этого является освобожденный город, наполненный свободой, во втором сне – это любование восходящим солнцем и ощущение удовольствия от солнца.
 
ШЕСТОЙ этап. Нападение на «банду».
 
Сон анализантки.
«Мне снится, что мы с моей командой заработали много денег, мы их раскладываем по сумкам. Мы знаем, что где-то есть люди, которые хотят их забрать. Мы с моим партнером идем на улицу, чтобы проверить обстановку. На улице мы видим искалеченного мужчину, он еле идет, его голова неестественно повернута назад. Я понимаю, что это наш преследователь. Он не может причинить вред, но я подпрыгиваю и бью его пяткой в грудь. Он падает, а я просыпаюсь от ужаса того, что я наделала».
 
В этом сне анализантка понимает, что она идентифицировала себя с агрессором. «Банда» уже искалечена, но коммуникация анализантки с внешним миром идет от ее Ложной Самости, она пока доминирует и нападает сама на искалеченного преследователя. Истинная Самость понимает, что этого не надо было делать и поэтому есть ужас от совершенного поступка.
 
Этот сон становится неким завершением цикла, когда сновидеца понимает, что она сам и есть агрессор, который нападает, а не его «банда», как она ранее думала.
Происходит некое понимание и признание собственных деструктивных импульсов и становится понятным, кто этот преследователь на самом деле. Анализантка проснулась от страха перед своей разрушительной агрессией, она уже понимает, что необходима смена парадигмы, с разрушения на созидание.
 
Во снах психическое образование «банда», подавляющее Истинную самость, находит воплощение в вышеописанных образах. В реальной жизни, она проецируется на людей и человек вступает с ними в борьбу, будучи уверенным, что защищает свою свободу и право на удовлетворение потребностей. Человек вынужден искать воплощение «банды» в других людях, приписывая им свойства и качества внутренней «банды». Например, родителям, матери, начальнику, правительству, евреям присваивается образ внешнего врага.
 
Автор исследования и статьи Ольга Демчук
под руководством Эдуарда Анатольевича Ливинского.
14141698 1233553726676993 7294104314625761577 n
Ольга Демчук
Поделюсь с друзьями