24 июня 2018
Вертикальное расщепление между Я и Self
%d0%b2%d0%b5%d1%80%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d0%b5 %d1%80%d0%b0%d1%81%d1%89%d0%b5%d0%bf%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5

Вертикальное расщепление между Я и Self

Текст психоаналитический и не имеет прямого прочтения. Лиц, незнакомых со спецификой аналитических текстов, просьба не читать. Милые дамы не читайте, иначе нам придется "расфрендиться". Просьба не читать дамам с феминистическими установками. Danger!!! Может возникнуть необходимость думать.


Несколько замечаний по течению анализа при переходе к новым стадиям клинического анализа.


Фаза анализа: переход от фазы анализа представлений об объекте к анализу структуры и функции Эго субъекта.


При переходе к этой фазе анализа наблюдаются следующие факты: расщепление между Я как Self и Эго, которое воспринимается как не Я, как «другой». Знание о себе заменено «верой о себе». Анализ веры не предполагается по причине неизвестности такой процедуры. Особые проблемы возникают у субъектов женского пола. Механизм женской физиологии переносится на объективную реальность как основной механизм ее существования. Цикличность психо-сексуального цикла, с его регулярной неконтролируемой субъектом периодичностью, не предполагает выведение функции прогноза результата на первое место. Автоматичность физиологического процесса обесценивает прогностические возможности функции мышления, которая в таком случае выполняет только функции сопровождения физиологических процессов. Если учесть факт возможного непринятия функций тела (так и самого тела - что приводит к горизонтальному расщеплению между Я-телесным и Я-психическим ), то функционирование психики в условиях двух расщеплений (вертикального как расщепление между Я-Sеlf и Эго и горизонтального на Я-телесное и Я-психическое) выглядит несколько проблематичным для адекватного взаимодействия с реальностью.


Эго, выстроенное под потребности другого, для субъекта не соответствует личным потребностям и становится объектом (в прямом и переносном смысле) отчуждения и наказания. В этом случае также усугубляется и развивается дальше вертикальное расщепление между Я–Self и Эго. А это приводит к недоверию к функции сознания и мышления, при этом суждения и знания о фактах объективной реальности со стороны Эго не принимаются как основания для действия. Мозг, сознание и мышление фиксируются как функция сопровождения физиологических процессов. При этом критические возможности Эго не принимаются в расчет и решения принимаются на основании веры по усмотрению субъекта.


Так как Эго выступает в качестве площадки, на которой выстраиваются отношения с реальностью, то функции Эго отчуждаются от Я-Self и продукты деятельности Эго не рассматриваются как принадлежащие Я-Self. Эго превращается в объект воздействия, как нечто стоящее между Я-Self и реальностью. По этой причине функции Эго не являются основанием для деятельности Я, то есть личности субъекта. Мозг, ментальность и мышление, являясь одной из функций Эго, не воспринимаются как первоочередная функция и обесцениваются перед физиологическими потребностями. Удовлетворение потребности становится приоритетнее, чем функция мышления. Эго, (при существовании его расщепления) выстроенное как система рационализаций под потребности другого, (и под потребности его функций) воспринимается как внешнее. Такое положение вещей приводит к нарушению дифференциации между внутренним и внешним, невозможности различить свои свойства и свойства объекта, верно установить расстояние до объекта и существовать изолированно как автономный центр активности. При невозможности удовлетворения потребностей субъекта, вина за такое положение дел возлагается на внешней объект, и на Эго с его «внешне расположенным» характером.


При невозможности четко установить внутреннюю или внешнюю локализацию явления, психика субъекта вынужденно находиться в рамках механизма проективной идентификации и компарментализации (что соответствует картине, аналогичной пограничному психозу).


В таком случае в психике субъекта возникает постоянная зависимость от объекта и потребность использования объекта для решения своих внутри психических проблем и необходимости взаимодействия со средой. Зависимость порождает ненависть к субъекту и, чтобы уберечь объект от своего гнева, объект объявляется объектом любви идеализируется и обесценивается в одно и тоже время. В такой ситуации психика субъекта не в состоянии четко сформулировать свое отношение к объекту и требует уже от него, чтобы тот бесконечно говорил о своей любви к субъекту.


При отсутствии объекта субъект изолируется от перегружающего его влияния объективной реальности, и ответственность за все происходящее возлагает на Эго с его якобы «внешним» расположением. Клинически это выглядит как депрессия различной степени (вплоть до попыток избавиться от плохого Эго через суицид), блокирование активности, плюс изоляция с последующей капсуляцией изнутри.


При этом сохраняется высокая потребность во взаимодействии с объектом, но из-за вышеперечисленных причин приближение объекта воспринимается как вторжение в личное пространство, а отсутствие движения на встречу - как покидание, с агрессивной реакцией субъекта на это в обоих случаях. Что ставит субъекта в тупиковую ситуацию, при которой остается единственный способ взаимодействия с объектов средствами агрессии или манипуляции с соответствующим результатом. Получение отрицательного результата при взаимодействии с объектом приводит к угрозе утраты объекта, и с целью сбережения объекта субъект вновь прибегает к его идеализации. Процесс приобретает циклический характер, и без контейнирующей функции объекта, обречен на провал коммуникативной функции. Объективная реальность утрачивает какое-либо значение, и психическая жизнь субъекта организуется вокруг функции веры, с развитием паранойяльной, нарциссической или депрессивной моделей психики. И, в случае её реализации в семейной обстановке, становится единственной средой для формирования развивающейся психики ребёнка без наличия какого-либо выбора с его стороны. В этом случае «вера в чудо», а не разум становится доминирующем фактором психической в жизни субъекта.


А дальше… дальше красим яйца. Скоро Пасха.

17741006 1460722423960121 1726274256 n
Эдуард Анатольевич Ливинский
Поделюсь с друзьями