26 июня 2018
Символические преобразования субъективного опыта
%d0%a1%d0%b8%d0%bc%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%87%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b5 %d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f %d1%81%d1%83%d0%b1%d1%8a%d0%b5%d0%ba%d1%82%d0%b8%d0%b2%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be %d0%be%d0%bf%d1%8b%d1%82%d0%b0

Символические преобразования субъективного опыта


Со времён создания психоанализа вопрос символов и символообразования в психоанализе занимает важное место. Этот вопрос имеет концептуальное значение для понимания субъективных констелляций, воспроизводимых субъектом на аналитических сессиях. Из того, как понимается аналитиком содержание символа, вытекает интерпретационная направленность всей деятельности психоаналитика в работе со своим анализантом. Фрейдовское психоаналитическое понимание символа, как эквивалента сексуального содержания на современном этапе развития клинического психоаналитического дискурса уже не может устраивать. В первую очередь потому, что символ Фрейда, выводимый из константных анатомических предпосылок, почти полностью утрачивает свои символические признаки и, скорее, приближается к знаку, чем к символу. Предложенное К.Г. Юнгом понимание значения символа как реализации архетипа, больше отсылает к вопросам понимания психики как таковой, чем проясняет его предназначение для самой психики.


Слово, этот символ символов, в психоанализе имеет двойную нагрузку. Это весьма важное явление для психоанализа, так как оно (слово) является как основным материалом работы аналитика, так и основным инструментом, с помощью которого совершается сама эта работа.


Только понимая механизмы символической переработки личного опыта жизни анализанта можно осуществлять сам аналитический процесс.


Процесс символообразования проходит достаточно долгий путь. Основа символического, как чего-то регулярно проявляющегося, отсылает нас к механизмам физиологического автоматизма, а, значит, отсылает нас в самые ранние этапы формирования психики младенца. Возможно, следует более подробно рассмотреть эти физиологические основания, так как в них лежат сами истоки проблемы символообразования, но вопрос перехода физиологического автоматизма в символические представления заслуживает отдельного рассмотрения, так как может нас отбросить во фрейдистское его толкование. Следовательно, вопрос образования символа должен иметь опору на реальное, и показывать как из реального образуется абстрактное. Психика по своей сути есть не только комплекс абстрактно организованных символов, но её строение это скорее продукт межсистемной интеграции, результат взаимодействия системных результатов множества функций. Образно говоря, продукт деятельности психики, как и сама психика, является переменной величиной, является результатом переменной функцией, которая в своей сути есть результат иных переменных функций. Если упростить, то психика есть функция взаимодействия переменных функций. Функция перемены переменных функций.


Итак, на первом уровне - психика есть производная функция от переменных функционирующих физиологических систем. На следующем уровне она уже есть производная функция из производных функций первого уровня. При переходе с одного функционального уровня на другой степень абстракции с каждым уровнем увеличивается, а связь с физиологией уменьшается. Схематично на уровне организма мы имеем дело с шестью уровнями обработки функциональных перемен. Четыре последних представлены как продукты психического процесса символизации, а именно:

 

  1. 1) психический репрезентант предмета, образ, образованный на основе органов чувств;
  2. 2) знак;
  3. 3) собственно символ;
  4. 4) символ символов.


Эти четыре уровня психических продуктов и образуют систему символической интерпретации, которые в обычной жизни мы называем словом ум. Именно категория ума и отличает нас от животных. Она обуславливает характеристики социума, в котором мы живем, но и в свою очередь она от него зависит. Уровень развития психики, как и уровень её патологии, определяется именно уровнем её символических презентантов. Клиническому аналитику уровень символической интерпретации субъекта дает возможность установить как уровень структурной организации психики, так и причину нарушения функций психики. Самым наглядным и представительным по своей значимости проявлением символической системы субъекта является его речь. Именно она и является как результатом образования символов, так и носителем символических содержаний и проявлений. К сожалению, процесс символообразования заложен в очень раннем детстве и целиком зависит от объекта. Значение этого процесса столь велико, что от него зависит практически вся психическая жизнь человека. Подчеркиваю, вся психическая жизнь человека, при этом его физиологическая жизнь может протекать весьма успешно. Четыре уровня существования человека (анатомический, физиологический, психический и ментальный) в силу различных причин не достигаем всеми. Люди между собой не равны, повторюсь, в силу разных объективных причин, но это факт реальной жизни человека. Большинство вполне комфортно чувствуют себя на психическом уровне, и проблемы ментального уровня их не волнуют в силу отсутствия личного знания и личной причастности к ментальному уровню. Базовой комплектацией психики человека является уровень с частичным тестированием реальности, и возможности этого уровня вполне обеспечивают комфортное существование, если идеи их трансформационного галлюциноза ( его патологичности ) могут быть компенсированы за счет трансформационного галлюциноза иных членов общества. Ну например, у нас сейчас вызывает улыбку утверждение того факта, что право власти над судьбами людей зависит от факта принадлежности к крепостным или господам, хотя сейчас иная аргументация оправдывает ту же самую доктрину.


Уровни психической организации (психоз, пограничный психоз, невроз и норма) напрямую зависят и более того, обусловлены символообразующей функцией психики субъекта. Читатели, знакомые с именем Мелании Кляйн могут вспомнить, что именно она первая в психоанализе напрямую связала развитие психической патологии у ребенка с нарушением символообразования. То есть, будет ребенок (и будущий субъект при прочих равных условиях) психически адекватным человеком или нет, зависит от матери. (Есть у меня одна знакомая, которая всё спрашивает и в кого это уродились её дети? А у вас?)


Одним из правил клинического психоанализа является правило, которое гласит – «срыв символической функции матери активирует инстинкт смерти у младенца». Как некая функция ребенка именно функция символообразования обусловлена символообразующей функцией матери. Утверждение того факта, что умные дети равно умная мать, является истиной, правда, если дети развиваются не вопреки поведению своей матери. Прогресс общества зависит от женщины, как и уровень психоза в обществе также зависит от неё. Мужчины, воспитанные мамами, в этом вопросе ничего не решают. Им на их долю остается только попытка противостоять психозу общества и психозу семьи. К воспитанию младенца мужчина имеет косвенную роль, и если он пытается заменить мать, это должно иметь очень серьезные основания. И даже тогда, это остается вопросом с множеством неопределенностей. Процесс символообразования может быть изменен только в процедурах имеющих специальный характер и специальные условия. Хотя наиболее выраженное проявления процесс символообразования имеет в фазе формирования функции речи у субъекта, но до этого момента проходят весьма значимые для всей жизни субъекта вещи. Мелания Кляйн описала процесс перехода с параноидно-шизоидной стадии на депрессивную стадию психики субъекта. Этот признается всеми. Но вывод, вытекающий из этого открытия, игнорируется большинством психоаналитиков. А он таков: если субъект не прошел фазу перехода с параноидно-шизоидной стадии развития на депрессивную, то он всю жизнь (обратите на это внимание - ВСЮ ЖИЗНЬ) будет пользоваться механизмами этой стадии при решении всех своих жизненных проблем. Время прохождения этой стадии от 3 до 8 месяцев младенчества. Человек не прошедший переход на депрессивную позицию в своей жизни будет пользоваться представлениями младенца этого возраста. Все люди делятся на две большие категории - те кто прошел параноидно-шизоидную стадию, и те кто будет пользоваться параноидно-шизоидными механизмами всю оставшуюся жизнь. Процесс культурного воспитания, конечно, оказывает влияние на степень проявления этих механизмов и качеств, но по сути ничего не меняет. Думаю, сейчас будет более понятно определение клинического психоанализа того факта, что «ОБЩЕСТВО - ЕСТЬ ФОРМА ДОМИНИРУЮЩЕГО ПСИХОЗА».


У младенца нет и не может быть возможности к вербальному символообразования, на его уровне процесс символообразования заменен процессом формирования устойчивых отношений с объектом. Поскольку эти взаимоотношения формируются на базе ухода за младенцем, то они представлены в психике младенца как повторяющиеся пространственно-временные физиологические процессы взаимодействия с грудью мамы.


По мере развития своей психической функции ребёнок этим процессам присваивает свои собственные значения и обозначения. При взаимоотношениях с объектом он начинает их использовать для коммуникации, требуя чтобы объект, так же как и он, однозначно понимал и разделял присвоенные этим процессам значения и обозначения. В данном случае объект также со своей стороны пытается дать обозначения процессам, из которых складывается коммуникации с ребенком. Он пытается обозначить эти процессы и для себя и для него. Эта функция носит названия отзеркаливания. В столкновении этих процессов и происходит формирование понятных им двоим определенных знаков, обозначающих тот или иной процесс или предмет. Такая знаковая системы уже есть необходимое условие и основание для формирования подлинно символической вербальной системы «означающих» и «означаемого».


Потребность в расширении возможности удовлетворения своих запросов приводит к необходимости взаимодействовать с всё более широким кругом объектов. И потребность в однозначности понимания передаваемой информации стимулирует создания определенной системы «означающих» между субъектами взаимодействия. Это приводит к согласию субъекта принимать то значение, какое принято в среде общения.


Мы можем констатировать, что процесс символообразования проходит следующие этапы:

 

  1. 1) как отражение диалектики удовлетворения потребности и регулярности ее удовлетворения;
  2. 2) как период присвоения значений и обозначений субъектом в рамках процесса отзеркаливания со стороны этих потребностей со стороны субъекта;
  3. 3) как процесс принятие господствующих значений в среде коммуникационного обмена.


Эти три уровня могут быть обозначены как формирования сигнала, знака и символа.


Процесс формирования собственно символа имплицитно включает в себя отражение процесса удовлетворения потребности, личную активность субъекта по присвоению своих значений и обозначений, последствия процесса столкновения с отзеркаливающей функцией объекта и, собственно, последствия социализации в обществе. На каждом из этапов возможно нарушение адекватного процесса символообразования.


На этапе формирования пространственно – временных представлений на основе удовлетворения физиологических потребностей неверное отреагирование объекта будет приводить в психики субъекта к образованию пустоты в обозначении того или иного процесса или будет искаженно тестироваться. В таком случае, тестирование пространственно-временных процессов утрачивает свою значимость, и они остаются неузнанными, а значит, не поддающиеся контролю и не имеющих представительства в психике. Только регулярное и относительно однообразное повторение основных физиологических потребностей субъекта будет способствовать выработки однообразных физиологических реакций на базе установления автоматичности в течение процесса их удовлетворения. Устанавливающаяся автоматичность процесса создает в психике субъекта определенные устойчивые цепочки процессов возбуждения и торможения в психической деятельности психики субъекта. В результате определенный физиологический процесс в психики субъекта будет иметь такой же определенный процесс в психике субъекта. Необходимость синхронизации как физиологических, так и психических процессов приведёт к формированию новых функциональных структур, как на уровне нервной системы, так и на уровне психики. На уровне физиологического реагирования такие структуры будут проявляться в виде устойчивой связи в порядке взаимодействия органов. Это так называемые проприоцептивные связи. На уровне взаимодействия органов – это будут висцеро-висцеральные связи в виде сложных рефлексов, и на уровне систем организма - это будет приводить к образованию различной сложности рефлексов и инстинктов. В психики субъекта такое уровни физиологического функционирования будут иметь свои собственные организованные в различной сложности соответствующие структуры в виде синхронизма между различными ощущениями и представлениями.


Ой, «букав» уже много. Опять будут ругаться. Остальное напишу когда-нибудь потом. А пока для запоминания:


Символическая интерпретация:

 

  1. 1) предмет;
  2. 2) знак;
  3. 3) символ;
  4. 4) символ символов - это возможность пережить, охватить возможную сумму трансформации простых символов,( а что говорить о трансформации сложных символов?).
17741006 1460722423960121 1726274256 n
Эдуард Анатольевич Ливинский
Поделюсь с друзьями