08 октября 2018
SOS
43408184 549372632156504 8387072940033703936 n

SOS.

Маленький ребенок заперт в подземелье замка. Иногда он мечется там в безмолвной безысходности. В подземелье идут трубочки. Ребенок генерирует энергию, за эту энергию ему позволено жить. По трубочкам из вне к нему идут «еда и воздух». Все, как и было, тогда, когда он впервые узнал про то, что он есть. Иногда ребенку можно выйти погулять. Тогда он надевает скафандр с трубочками. Одного его не отпускают, стражи следуют за ним. Гулять можно только внутри замка. Ребенок знает, как вести себя, чтобы стражи были довольны им. Он тогда кажется себе важным, умным, когда он послушный они его не наказывают. Есть перечень того, что ему можно делать, а чего нельзя. За «нельзя» будет больно, его запрут в подземелье, окружат со всех сторон и накажут стыдом, виной и страхом. То, что можно делать не интересно, это уже 1000 раз было, то, что хочется делать, можно только чуть-чуть, и то, если был паинькой. Вокруг замка темный мир, там живут чудовища. Мы не знаем, сколько лет ребенку. Иногда в одном замке живет несколько детей разного возраста. Они повзрослевшие копии первого, они он же, только из разного времени, они не знают друг о друге, они появились по очереди и хотя живут в одном месте, находятся в параллельных измерениях и поэтому никогда не встречаются.

Это первый уровень понимания.

Замок ребенка полон суеты. Там много обитателей. Основное их занятие – это охранять ребенка от призраков и чудовищ. Нельзя подпускать их близко к нему. Ребенок иногда хочет на волю, он бунтует и говорит: «Я не могу больше взаперти, пусть лучше призраки и чудовища съедят меня, чем так». Чтобы ребенок не ранил себя, ему подмешиваю в еду забвение и идеализацию. Забвение, чтобы он прекратил попытки к бегству, идеализацию, чтобы ему нравилась его тюрьма. Ребенок не знает, что его сделали сомнамбулой и наркоманом, он думает, что только так и можно жить. Он одурманенный грезит наяву и ходит, и ходит по лабиринтам замка. Лабиринты иногда меняют обои и ковры, но они все те же.

Это второй уровень понимания.

Все стражи ни на жизнь, а на насмерть охраняют ребенка. Он забыл, что создал их сам, он не помнит, что они плод его фантазий. Они клубятся рядом с ним туманом морока, но ребенку они кажутся реальными фигурами. В каждом страже заложена какая-то идея, большая мысль детского разума, которую он так часто думал, что она материализовалась. Стражи - пастухи и тюремщики, жертвы и палачи, герои и предатели, трусы и храбрецы. Они разыгрывают мизансцены в театре для только одного зрителя и ребенок – наивно верит всему, что он видит без толики сомнения. Ребенок гуляет по лабиринтам разума, а они сопровождают его как кавказские овчарки, ответственно неся свою службу, катаясь шарами тумана в коридорах замка. Стражи охраняют ребенка от призраков и чудовищ, от тех, кого ему на самом деле надо перестать бояться, чтобы пробудится от сна. Стражи ограждают ребенка от его же памяти. Если ребенок вспомнит о том, кто он, он может быть казнен. Это может сделать Великая королева, божественная мать, сияющая ликом. Все стражи созданы для нее, из-за нее, и даже если вопреки, то тоже ей. Этот спектакль – ложь от начала до конца, но если она раскроется, ребенок сойдет с ума от боли хранящейся в его памяти, поэтому надо терпеть, что есть мочи.

Это третий уровень понимания.

Пространство памяти хранит всё, всё, что было. Каждый запах, каждое мгновение, все события, все пережитое и прочувствованное в них. Это пространство истины, поэтому оно невыносимое. Для детского разума непостижимость понимания естественна. Выдержать реальность может лишь взрослый пробужденный разум, познавший самого себя. Глубина познания ключ к тайне осознания сути бытия. Для детского разума это избыточно, реальность для него – это яд. Не хватает пространства и ресурсов, чтобы обработать хотя бы толику. Лишь кто-то из вне может передать ключи. Ключи внутри они не могут быть созданы, нет материала для них. От этой правды и защищают ребенка стражи, до тех пор, пока он не будет готов узнать её. После этого чары спадут.

Память хранит не только, что уже произошло и то, что должно и может произойти. Там прошлое, настоящее и будущее соединенное в одной точке, которая создана вектарами причин. Если ребенок захочет вспомнить кто он на самом деле, то ему придется вспомнить всё, что с ним произошло. А это психика не выдержит, и он сойдет с ума. Поэтому самые страшные события заперты в отдельных комнатах и на их охрану выделены отдельные стражи. Психика может делиться и дробиться бесконечное количество раз. Главная цель этой фрагментации - изолировать и нейтрализовать то, что уже произошло. Оно вносит дисбаланс, расшатывая мир, накрывает его цунами эмоций и ребенок тонет. Память о страшном охраняется пристально, тщательно, а это весьма энергозатратно, поэтому ресурса энергии на жизнь все время не хватает, но люди это ошибочно называют ленью и глупостью.

Это четвертый уровень понимания сопряженный с реальностью.

Мир «чудовищ», это мир не узнанных потребностей ребенка. Потребности были импульсом, вспышкой света, но из-за того, что не были облачены Великой королевой в удовлетворение – они выродились, и наполнились голодом и болью. Боль от невозможности реализации нарастала и импульс, стал угрожать самому его создателю, поэтому был отвергнут и демонизирован. Была потребность , а стало голодное чудовище. Если нам от чего-то больно, то это плохое, если кто-то постоянно делает нам больно – это чудовище. Стражи без устали трудятся и охраняют ребенка не только от того, что запрещено помнить, но и от чудовищ-не-удовлетворенных-потребностей. Им неведомо, что это то, что больше всего надо ребенку, чтобы он вышел из подземелья и реализовал себя. Замкнутый круг, лабиринт замка-разума с пленником в подземелье, который сам создал все это. Вокруг замка бродят голодные чудовища-потребности, стражи неустанно охраняют замок от них. Из памяти рвутся на волю призраки прошлого, которые на самом деле факты непереносимой реальности заряженные эмоциями пережитыми в том моменте. Все это искажено в кривых зеркалах не интегрированного сознания и цепной реакцией всегда запускается сразу несколько патологических процессов.

Это пятый уровень понимания.

Внешний-внутренний мир часть описываемого пространства. Он находится после мира призраков, которые на самом деле память и факты внутренней реальности, которая раздроблена и искажена и поэтому воздвигнут замок, внутри которого подземелье, в котором скрывается испуганный ребенок, которого охраняют стражи, которых он сам создал, чтобы защитить себя самого от голодных чудовищ-потребностей.

Внешний-внутренний мир не менее противоречив и разнообразен. Там живут те, кто добывает все, что нужно ребенку для жизни, но по правилам внешних стражей. Некоторые импульсы все же не стали чудовищами, потому что смогли быть обусловлено удовлетворены, через симптом, и получили право жить во внешнем мире. Они нужны, что бы по трубочкам ребенку шла «еда и воздух», иначе он перестанет быть человеком и станет диким зверем, который будет жить с чудовищами, и не сможет отличить верх от низа, и внутреннее от внешнего, а тьму от света. 
Внешний- внутренний мир контактирует с реальным миром через цензуру. Информация может быть искажена до неузнаваемости. В зависимости от того, какая информация пришла, выдвигаются посредники для контакта. Программы, оживляющие посредников, написаны давно и они как актеры из старого театра, на зубок знают текст. И хотя текст из любительских детских произведений прошлого, пересмотру он не подлежит. В зависимости от того, как воспринимается происходящее в контакте с реальностью, выбирается посредник из тех, кто есть, так сказать лучший из худших. Внешние контактеры - это внутренние стражи, проявленные в привычных паттернах поведения: шуты, добряки, злодеи, жертвы, садисты, умники и т.д.

На искажение реальности влияет память с живущими там призраками приправленная забвением с идеализацией. Контакт с реальностью или пугает или идеализируется.

Это шестой уровень понимания. И не последний, но об остальных в следующем посте.

Игла находится в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, а заяц в шоке и в ларце.

А что там наш ребенок? Под слоем всей этой ветоши? Неужели еще есть шанс выйти из ларца?

Шанс невелик. Если психика раздроблена и истерзана этим спектаклем гражданской войны, если человек научился удовлетворять материальные и физиологический потребности, то намерения пробудиться не возникнет. Ребенок останется в подземелье замка до конца своих дней и так умрет, не прожив и не став тем, кем он мог бы стать. Психоаналитики подземелье называют шизоидным убежищем.

Чтобы все таки начать пробуждение, надо внести в этот хаос хотя бы крупицу здравого смысла. Психоз осветить сиянием чистого разума и тогда зерна обязательно дадут всходы, а для этого надо:

Первое – это сомнение человека в том, что мир такой, каким он кажется.

Второе – это не загубленный импульс потребности в психическом развитии, который не стал безвозвратно чудовищем в лесу памяти.

Третье – это наличие альтернативных вариантов картины мира, которыми обладает другой человек, пробужденный больше чем сам искатель.

Четвертое – это наличие хотя бы небольшого островка здравого смысла в психике искателя.

Пятое – это наличие в прошлом искателя хотя бы одного объекта, которому этот ребенок был нужен, хотя бы недолгое время. Тогда в памяти можно зацепиться за воспоминание о том, что может быть по-другому.

Шестое – способность доверять.

Седьмое – искренне желание другого человека помочь ребенку/взрослому и достаточно знаний, что бы: 
- узнать и выдержать стражей, как внутренних, так и внешних;
- заменить идеи оживляющие стражей, на здравый смысл;
- расшифровать потребности и не испугать их в лике чудовищ;

Для этого другому человеку нужно понять своего «»ребенка и пройти этот путь самому.

Раскроем имя ребенка, его зовут Self, или Душа, как кому больше нравится.

Всех перечисленных пунктов мало, чтобы помочь человеку, но перечисленные обязательное условие.

Все что я написала, лишь мои видения, и я не претендую быть правой. Текст создавался с единственной целью, помочь тем, кто нечто подобное чувствовал, и думал, что он сходит с ума. Люди вы не одни, есть те, у кого также!

«Ребенок» хочет выйти из подземелья и начать сбываться и реализовываться. Люди часто рассказывают сны о том, как они блуждаю в коридорах, спасают голодных и никому не нужных котят, вызволяют детей из подвалов, убегают от чудовищ, которые преследуют их. Некоторые даже перенесли это в реальную жизнь и занимаются спасением всех перечисленных в предыдущем предложении. И если вам не сняться такие сны, или вы не занимаетесь спасательством, то вы или бросили читать это текст еще в начале, или прочли его и подумали «бред и фигня». Ну и правильно делаете, что так думаете, сколько той жизни осталось.

А я пока буду думать, как составлять программу дешифрующую азбуку Морзе, которой общается Self, посылая SOS к тому, кто может его услышать. И тогда те, кто столкнулся с невыносимой реальностью до того, как начал разговаривать, сможет получить шанс получить свободу.

Психоаналитику надо научиться понимать не только то, о чем молчит человек, не только то, что в содержится контексте его речи, не только то, что в подтексте, но и то, о чем сообщает безмолвное тело, семафоря информацию изо всех сил. Для этого нужно слушать речь человека не буквально, а как бы отойти слегка в сторону, за шестой, а потом за пятый, а потом за четвертый и так далее уровни понимания, отдаляясь от ширмы, которую выстроил человек.

Отходить, но приближаясь к сути, к тому что изначально должно быть понято, для решения этого удивительного ребуса, под именем Личность, с большой буквы.

Вспоминается песня В.С. Высоцкого: «Спасите наши души! Мы бредим от удушья. Спасите наши души, Спешите к нам! Услышьте нас на суше. Наш SOS все глуше, глуше. И ужас режет души напополам!».

Автор Ольга Демчук

Спасибо моим анализнтам за искренность и за присланные сны.

37242327 1967316119967413 6131037683004211200 n
Ольга Демчук
Поделюсь с друзьями