16 января 2019
Сон «Мост и акулы»
67686702 569362676927864 7435452979177586688 n

Сон «Мост и акулы». 
Статья к семинару "Сновидения".

Я иду по набережной в городе, где жила. Это набережная вдоль озера. На ней есть место, где есть дамба, она запруживает речку, чтобы получилось озеро в городе. Между речкой, в которое вливается озеро, есть затока. Эта затока находится под мостом.

Я иду по набережной и вижу, что на этом мосту над затокой много людей. Стоит машина скорой помощи, милиция. Я подхожу ближе и узнаю, что в затоке был мальчик, и его покусали две акулы. Когда я пришла ни мальчика, ни акул уже не было видно. Мальчика увезли лечить. Мой ум на это сообщение выдает мысль: «Этого не может быть, это пресный водоем, тут акул быть не должно», потом он выдает картинку. Мальчик находится в воде, вокруг него акулы, абсолютно одинаковые, кружат вокруг мальчика и на мальчике уже есть укусы. Симметричные порезы были на ноге и плече. Момент укуса и нападения на мальчика я не вижу.

Акулы были вокруг мальчика расположены, как в гороскопе рыбы. Одна головой к хвосту другой.

Во сне я перевешиваюсь через перила моста и смотрю в воду затоки. Там, как я говорила раньше, никого уже нет. Вижу там водоросли, их немного, маленькими кустиками. Воды где-то по колено. Там уже есть каких-то два человека, это мужчины. Я решаю тоже туда спуститься и исследовать это место. Есть мысль: «Мне надо разобраться в этом», в чем, не понятно. Я спускаюсь, хожу по затоке по колено в воде.

Я просыпаюсь.
_______________

Разбор сновидения в парадигме «КП ДСЭ».
Об этом сне мы можем сказать, что он архитипический. Акулы в нем расположены, как рыбы в гороскопе. Это показывает общую тенденцию для целый группы людей и выходит за пределы одного сновидения. Привлечение архитипического смысла, не в том, что это акулы, а в том, что есть противоборство, движение против течения и по течению.

Сновидец женщина и во сне у нее две позиции. Это та, которая наблюдает за всем происходящим свесившись с перил моста и та, для которой демонстрируется этот сюжет.

То, что психика выбрала фигуру мальчика, для разворачивания этого сюжета, может сказать нам о том, что это может быть символом активности сновидца. Мужская фигура, помимо символизации сексуальности, отношений, отцовской фигуры также может означать – активность. То, что мальчик юн, может нам сказать о том, что в подростковом периоде, в момент полового созревания, произошла эволюционная точка неудачи. На сессии анализантка подтвердила это, у нее развелись родители в этом возрасте. Мы можем предположить, что активность ее застыла на этом этапе и поэтому порывиста, и организована как у подростка. В ней есть некая биполярность, активность то энергичная, бурная, то пассивная до депрессии.

Во сне есть затока, это может отослать нас плацентарному периоду. Вода во сне проходит через узкий канал и из бурной реки, становится тихим течением. Но в этом тихом течении поджидает опасность в виде двух акул, которые блокируют активность, нападают на нее. Об это свидетельствуют и места укусов, на плече и ноге. Руки и плечи – это символ активности.

То, что это акулы, указывает нам на некую фиксацию на первичном рассудочном центре. Это рыбы, опасные хищники, с примитивным мозгом. Во сне, они как гончие первичного рассудочного центра, отвечающего за выживание. Скорее всего, сновидцу, для того, чтобы выжить, надо было напасть на свою активность.

В этот период, как говорилось ранее, был развод родителей, и анализантка могла почувствовать себя одинокой, окруженной опасностью. Она была не в состоянии себя защитить от садистических атак своей психики из-за страха утери безопасности в этой ситуации. Родителям было не до нее в этот период, и она чувствовала себя одинокой и незащищенной. Мы можем предположить, что могла быть активизация страхов из пренатального или фетального периода её жизни. Рестарт спящих до поры травм, которые обострились при стрессе.

Развод родителей также может породить этот образ надвигающейся, окружающей со всех сторон опасности.

То, что анализантке сниться именно мальчик, может сказать нам о том, что была нарушена женская идентичность. Возможно, анализантка решила, что когда вокруг опасность, выжить как мальчик будет легче, чем как девочка.

Интересен момент того, что сновидец в начале не верит сообщению про этот инцидент нападения на мальчика акулами. У нее возникает мысль о том, что это пресный водоем и там не может быть акул. А в последствии, под воздействие рассказов толпы, она начинает верить, что это так и было. Это говорит нам о нескольких процессах, происходящих на данный момент в психике анализантки.

Во-первых, о том, что её ощущение опасности – плод её воображения, доработка, компенсаторное внутреннее образование. Сновидение – это всегда формирование внутреннего объекта, компенсаторного. Это отсылает к тезису У. Биона о том, что если мы не получаем удовлетворение, то обязательно нужна мысль которая нам объясняет по какой причине это не произошло. Так младенец, в момент, когда нет груди, возбуждение, которое у него возникает, затрачивает на формирование мыслительных образов.

Во-вторых, это говорит о том, что анализантка находится в переходном состоянии от одного типа мышление, к другому. У нее появляются пару различения и анализ ситуации, а также сомнения в правдивости этой истории. Мы можем сказать, что мифологическое мышление, основанное на воображаемом, начинает трансформироваться в мышление по совокупности причин. Это характерно при смещения ядра Эго с внутреннего, на внешний листок. Внешний листок Эго порождает мысль: «В реальности такого быть не может». Внутренний листок Эго отменяет это и порождает мысль: «Именно так и было».

В -третьих, мы можем сказать о том, что депрессивно-мазохистический радикал уже начал трансформироваться в критическое мышление. Это эволюция психических структур по «Теории радикалов».

В сновидение прослеживается образ жертвы и её преследователей. Анализантка хочет, чтобы её спасли, она считает себя невинно пострадавшей жертвой. Об этом говорит присутствие машин скорой помощи, одна из которых увезла мальчика в больницу. Страдание должно быть замечено многими людьми, об этом же говорит наличие толпы в сновидении на мосту. Здесь есть некая демонстративность, выставление толпе на показ происходящего.

Анализантка отождествляет себя с образом невинно пострадавшей жертвы, она объясняет себе свои неудачи тем, что она много страдала и поэтому у неё сейчас такая сложная жизнь. То есть она компенсирует свою невозможность удовлетворить потребности мыслями о том, что она «калека» и этим компенсирует сама себе свою несостоятельность, формируя симптом «жертвы». «Что вы хотите от человека, если его покусали акулы, конечно, он неадекватный».

Мышление анализантки на данный момент анализа линейное. Об этом говорит множество глаголов в её рассказе: окружили, покусали, напали, пришла, наклонилась, спасли. Это все действия, это не существительные.

Поскольку акулы во сне окружают мальчика, это говорит о восприятии мира вокруг, как опасного, полного врагами, которые могут напасть. Глагол «окружили» имеет два значения, это как констатация факта нахождения рядом, так и описание замкнутости во враждебном круге.

Нападение акул также говорит о том, что в психике анализантки есть садистические структуры, которыми она нападает на саму себя. Мы видим клиническую пару: жертва и агрессор. Что говорит нам о том, что такие полярные роли, будут проявляться и в поведении анализантки. Она будет то беспомощной и жертвенной, то агрессивной и атакующей, как в отношениях с другими людьми, так и в отношениях с самой собой.

Фигуры акул говорят, что садистические атаки на данный момент мощные, потому что по сну видно, что мальчик абсолютно беспомощный рядом с этими акулами и справиться в одиночку ему не по силам. Его может спасти только кто-то другой.

Наличие милиции говорит о том, что анализантка хочет, чтобы факт её страданий был зафиксирован и признан преступлением. О нём должны узнать другие люди, как эта толпа на мосту. «Со мной это сделали, я не виноват», эта инфантильная позиция снимающая ответственность за происходящее с человека и указывающая на виновность других.

Фигуры двух мужчин, которые появились на месте происшествия и сновидец, исследующие вместе с ними место преступления, говорят о попытках анализантки разобраться с тем, что на самом деле было в ее жизни.

Говорят, что в одну реку нельзя войти дважды, но психоанализ может это позволить сделать и позволяет переписать личную историю, через её осмысление.

Воды на месте происшествия по колено. В принципе, там нет ничего сложного, там чистая, прозрачная вода, там нечто простое, с чем можно было бы уже справиться. 
Попытка разобраться в этом приводит к тому, что осознание того, что было страшным и неизвестным, это только выдумка, плод детской фантазии, и в реальности это выглядит по- другому. Как говорится, не так страшен черт как его малюют. Это отсылает нас к формированию знаемого неизвестно, психоаналитического объекта, внутреннего фантазма, который может быть элементом жизненного сценария анализантки.

Два осматривающих это места человека напоминает ситуацию на психоанализе, когда психоаналитик и анализант вместе исследуют психику и архаичные установки родом из детства, которые сейчас не мешают анализанту реализовать свой потенциал. Добраться к глубинам травмы в одиночку не получается, нужен второй человек.

Изъятие жертвы из водоема, это убирание из психики жертвенной жизненной позиции. Если нет жертвы, значит не нужны внутренние преследователи. Медики увезли спасать и лечить мальчика и акулы исчезли, их уже нет во сне. 
Позиция «жертвы» всегда влечет за собой драматизацию жизненных ситуация. Разыгрывается драма, поляризуются, усиливается восприятие негативного в окружающем мире. Это надо для того, чтобы психика подтвердила свой патологический жизненный сценарий.

В этом сновидении есть интересный момент, это сон во сне. Есть само сновидение и есть то, что сновидец представляет в своем воображении, фантазирует о том, как это было на самом деле. Это описывает Антонио Ферро в своих работах о создании историй. Человек пишет восприятие своей жизни, опираясь на то, что он вообразил о реальности, которая его ранее окружала. Это образец мифологического отношения к себе. Это тип функции мышления. Миф как объяснительный конструк для психики, и это не истина, а лишь переходный объект к реальности.

Мы видим, что у анализанта появляется Наблюдающее Я и он может уже созерцать происходящее внутри её психики, без участия в этих процессах. Об этом говорит роль наблюдателя, рассматривающего затоку с моста.

Абстрактное мышление начало появляться и поэтому в восприятии окружающего её мира, она уже может не отождествлять это с собой лично. 
__________
Авторы:
Эдуард Ливинский и Ольга Демчук

На семинаре-практикуме «Сновидения» мы с вами разберем три более масштабным сновидения.

Приглашаем вас на семинар 8, 15 и 22 февраля. Вы можете присоединиться к нам онлайн или приобрести видео запись семинара. 
https://www.facebook.com/events/1350142955125620/

37242327 1967316119967413 6131037683004211200 n
Ольга Демчук
Поделюсь с друзьями