02 июня 2020
Ни боли, ни радости.
84332800 3230067767025569 1361038985362669568 n

Ни боли, ни радости.

Чувства обманчивы, и если не научиться разбираться, что за этим стоит, то можно остаться в лабиринте придуманного мира. Несомненно, важно научиться, узнавать и называть чувства, но не забывать, что за удовольствием всегда стоит и требует быть исполненным наше «хочу», которое исходит из идеи, а уже чем и почему рождена эта идея, иногда даже страшно подсмотреть. Мы уделяем внимание разоблачению ошибочных умозаключений и стараемся снизить количество отрицательных эмоций, не догадываясь о том, что эти некоторые отрицательные эмоции последний оплот реального и живого.

Гораздо опаснее для психики «положительные» патологические чувства или «ложное» удовольствие, которые человек стремиться получить. Вот вам небольшой букет из них. Они мало того, что не болят и не чешутся, они манят и дают силу и радость, правда она растворяется как туман, и опять «меня нет», но две минуты радости, это больше чем ничего.

Радость от того, когда обнаружил у кого-то ошибку и подумал: «Ужас какой». Получил значимость.

Обесценил кого-то и подумал: «Я бы так никогда не поступил». Понизил свою плохость.

Праведно гневаешься на «плохого человека».
Легализировал накопленную агрессии.

Гордо соответствуешь выбранному образу и снисходительно терпишь несовершенство других. Святое презрение.

Их много ещё. Но в этом посте речь пойдёт только об одном из этих «удовольствий».

Не так давно я поняла, что от меня хотели все эти люди, которые приходили на консультации, и рядом с ними я испытывала «принуждение» быть «какой-то», потому что и они были «специальными». Когда я отказывалась соответствовать, в начале у них была растерянность, а потом злость на меня. Этот отказ воспринимался как «нападение» и они настойчиво требовали «это», соглашая «ждать, если надо, пока получат желаемое».

Я поняла, почему испытывала отвращение, будучи клиентом, ощущение липкого захвата власти надо мной, когда психотерапевт играл эту роль. И почему не смогла быть в сообществах и ушла в одиночное плавание.

Сейчас я чувствую от этого тошноту и головокружение достаточно быстро, мгновенно начинает клонить в сон.

Слияние, это тема, которую часто обсуждают. Я думала, что окончательно поняла, что такое слияние много раз, а сейчас думаю, что всё ещё не поняла. В слиянии много уровней, и пока человек стремится к нему, он не может начать мыслить абстрактно, не соотнесено с собой. Он зациклен на получении этого и поэтому мыслит в категориях ПХ. Есть «слияние», значит Х – хорошо. Нет, значит П – плохо.

В слиянии с клиентом работать одно «удовольствие», вы погружаетесь в наркотический транс, клиент доволен и психотерапевт ощущает значимость, при этом у обоих ощущение, что «всё хорошо». Индивидуальность стёрта у обоих, рост личности невозможен у обоих, но у каждого есть ощущение «правильности» происходящего. И действительно, зачем злить клиента? Подстраивайся, сотри свою индивидуальность, скрывай эмоции, контейнируй.

Я много думаю сейчас о «формулировках» и о форме, в вербальных конструкциях на которых можно наименее травматично провезти истину и искренность. Я думаю о том, как сохранить свою индивидуальность рядом с другим, и помочь ему общаться не с нейтральным экраном, на который он проецирует призраков из своей психики. Для этого нужно перестать быть этим экраном, а точнее уйти для понимания дальше, чем этот экран и быть рядом с ним собой. Думаю о том, как легализовывать в присутствии другого, пусть по крупицам, понимание мира таким, какой он есть, и разоблачить плен иллюзий, в котором клиент одновременно «несчастный калека, прошедший гражданскую и отечественную» и в тоже время «немцы», которые наступают.

Думаю и понимаю, что общаться с клиентами нужно с третьего уровня сознания. Потому что на первом уровне находится соответствие клиенту, на втором уровне находится принуждение клиента соответствовать мне, а на третьем уровне есть интуиция, которая выдаёт информацию, не имеющую ничего общего с первым и вторым. Сияние истины, в которой ты всё время сомневаешься, оставаясь индивидуальностью, но общаясь из безличностного. Трудно, но возможно.

Некоторые клиенты, особенно те, которые уже были в слиянии с психотерапевтами, уйдут сразу, они пришли «за удовольствием», а не за трансформацией. Когда ко мне в клиенты заносит психотерапевтов, для которых «слияние» это рабочая норма, они говорят, что я неправильно работаю. Пусть. Мне нужно дальше, чем быть «правильной, хорошей и зарабатывающей», я хочу успеть в этой жизни приблизиться к истине и понять, какова душа и индивидуальность. И может быть тогда эта самая индивидуальность не раствориться в небытие после смерти.
Это не для тех, кто хочет «удовольствие и еще больше удовольствия».

Вы задумывались, почему люди не чувствуют боль, от садистических атак на себя? У них весьма избирательно отключена чувствительность. Люди чаще всего испытывают боль от несоответствия, от невозможности получить желаемое, но от унижения обесцениванием себя и от принуждения себя соответствовать придуманному образу никогда. Люди спрашивают, как прекратить атаковать себя мыслями? Можно посоветовать им начать чувствовать себя живыми, а значит чувствовать боль, которую они себе причиняют. Посоветовать можно, но как это сделать?

Человек бежит от своего "больно" всю жизнь, ему страшно оглянуться и понять, почему болит. «Сделайте так, чтобы не болело и было счастье», -да, да, сейчас, смахну пыль с магического посоха. Некоторые люди могут разрешить себе ощутить боль только, когда проецирует её на другого. "Я чувствую их боль, как они страдают (животные, дети, старики)". Свою доморощенную боль нет, не чувствуют. Потому если понять, кто причиняет сейчас эту боль, то указать пальцем придётся на себя, но тогда нимб святости великомученика спадёт. Нимб же не выдают терзающим себя самостоятельно и добровольно. Эту боль можно почувствовать, всей своей психикой- синяком, если кто-то даже коснётся её в избитом месте. Но запрещено понимать, что эти синяки ты ставишь себе сам ежедневно.

А ещё нельзя заметить эту боль от человека, с которым ты в слиянии. Поэтому слияние необходимая жизненно важная штука, потому что в нём боль отключается. Может быть обидно, иногда, когда накопиться слишком, можно даже психануть, выбросив аффект, но потом опять нырнуть в негу слияния, в которой «хорошо». До того, как появится подходящий для слияния другой, слияние осуществляется с «внутренним объектом», с тем самым, от которого боли не чувствуешь. «Мочишь» себя часами, унижаешь, а тебе «как с гуся вода».

Слияние. Редкостная дурь, хочу я вам сказать. Опиумный сон наяву, в котором включается эйфорическая привычная анестезия. Грезы о том, как когда-нибудь, кто нибудь или уже вот оно. И вот обнаружен подходящий другой, пусть даже психотерапевт за деньги. Там где слияние, там и перенос. Перенос не бывает, когда второй не поддерживает его, точнее бывает, но не долго и не в прямом диалоге. Где второй позволяет перенос, начинается контрперенос.

Маховик запустился и набирает инерционное движение."Во имя отца и сына и святого духа". Кто-то сын-ребёнок, который даёт значимость тому, кто решил поиграть в роль отца-родителя, и оба святые духи, уверовавшие, что царствие небесное есть и на земле, но в их исполнении.

Слияние объединяет в одно целое, в котором нет ярко выраженной идентичности никого. Это акт, удовлетворённости друг другом, в котором принято верить что "всё хорошо". Танец, в котором на лицах маски выражающие счастье.

Видела ли я людей, которые отказались от слияния? Да, но не потому что им уже не надо, а потому что они уже поняли последствия. Это яркие личности, индивидуальности, имеющие уникальную точку зрения. Может ли каждый так? Да, но мало тех, кто захочет отказаться от удовольствия в пользу развития.

Я пока поняла три уровня слияния. Первый, когда «мамины» слова не ранят, а ты ощущаешь себя ничтожным и неполноценным от её слов. Второй, когда появляется боль, и ты уже злишься на неё, и с помощью этой злости хоть как-то снижаешь свою зависимость от неё, даже можешь вслух попсиховать. Третий, когда ты понимаешь, что она человек с субъективным мнением, отдельный от тебя. В принципе так и с другими людьми, но мама лучший из тестировщиков, уже, поэтому мам нужно беречь.

Слияние, это описываемая мною многократно ТБС, точка безусловного счастья. Вера в то, что если я стану «каким-то идеальным», и тогда насыщение детского голода произойдёт и будет рай на земле, незыблема. Но там бездна голодного рта, который не накормить, этот голод можно или разоблачить, или быть его рабом. Рядом с людьми, которые соглашаются играть в слияние, боли меньше всего, включена анестезия, которую ребёнок выработал с годами в присутствии значимых взрослых, чтобы не злиться на них. И если есть тот, кто мне кажется «принимает меня», впрыск «удовольствия» начался и зависимость соответственно тоже.

Исписала три листа, остановлюсь. Раньше писать было легче, мысли были проще.

Автор Ольга Демчук

37242327 1967316119967413 6131037683004211200 n
Ольга Демчук
Поделюсь с друзьями