01 сентября 2021
"Как так можно!?" #фразы_ловушки_осмысление
240907826 2854164918209124 5259453970572512712 n

Сегодня в рамках еженедельной рубрики #фразы_ловушки_осмысление предлагаю для психоаналитического исследования фразу "Как так можно?" - мы говорим ее себе, другим, некоторые родители говорят детям, или слышим в свой адрес.

В зависимости от того, на какое слово из трех вопрошающий делает ударение, фраза обретает разные оттенки, тем самым уделяя внимание какому-то из аспектов, который можно передать вопросом: "Как ТАК?", "Так КАК?", "Что именно МОЖНО?", "КАК именно?", "А почему нет?" и т.п. Иногда акцентируются все три составляющие, что приравнивается к "концу света" по уровню отказа иметь дело с тем, что предстает пред интересующимся: услышанное, увиденное, сделанное, задуманное выходит далеко за регламентированные рамки, в которых мировоззрит и существует человек. По его мнению, все должно быть "по его", так, как он себе представляет, фантазирует, рисует, под его жестким контролем, обеспечивающим нерушимость иллюзий о жизни.

Как правило, произносится она эмоционально заряжено, экспрессивно, многолико: то с высокомерным удивлением, критично, то порой презрительно, с осуждением, отвращением, или упреком, разочарованием, огорчением.

Фраза по уровню шума и накала страстей находится, на мой взгляд, в арсенале братии Ложного Я.

До прихода в психоанализ меня помотало по разным течениям и направлениям в поисках ответов и смысла. Однажды на семинаре по родовой нумерологии преподаватель обратила внимание на эту фразу такими словами: "Когда вы говорите: "Как так можно!?", вы словно обращаетесь к мирозданию с просьбой объяснить, как то или иное возможно, и мироздание создает события, чтобы вы на собственном опыте убедились, как это". Тогда я впервые призадумалась о значении этого расхожего набора слов. Я не согласна остановиться на такой интерпретации, учитывая мое пристрастие к анализу, и продолжающиеся поиски смысла и исследования устройства психического пространства, и все же эта интерпретация ценна - она иллюстрирует принцип действия самосбывающегося пророчества. И порой таким образом, если иначе никак не достучаться, человека можно призвать к более осознанному отношению к словам, которые он произносит, хотя это скорее про запугивание и магические мышление, чем про глубокое осмысление того, что и как мы говорим.

Вернусь к психоаналитическому взгляду.
"Как так можно?", - вопит Внутренний Надзиратель, когда человек посмел подумать, почувствовать, сказать или ощутить в теле что-то, что запрещено согласно списку требований Внутреннего Идела о том, что, как и когда можно/нельзя чувствовать, говорить, думать, чтобы быть хорошим, вернее идеальным, чтобы все любили и восхищались.

А если что-то запрещено внутри, то и другому это будет зась. Все наши возмущенные "Как так можно!?" в адрес кого-то свидетельствуют о том, что нам это строжайше нельзя, или мы это не понимаем. А для понимания нужно пространство в психике, чтобы впустить что-то новое или вовсе пройти мимо, или спокойно выразить свое мнение, несогласие, возражение, без округления глаз и заламывания рук, которые часто сопровождают "Как так можно?!".

Я научилась (правдивее сказать - я еще в пути, но уже есть успехи) на этот вопрос, задаваемый самой себе, нагло дерзить: "А можно!" или "И почему это?", и высший пилотаж "А давай покажу, как" и выдерживать напряжение, которого раньше было в разы больше, напряжение от "Что!? Да как ты смеешь?" или "И что теперь будет!?"

Но эта опция плохой девочки стала мне доступной только после того, как я начала честно признавать свои неприглядные, по ту сторону света, мысли, чувства, качества. Выдерживать знание о себе, от которого раньше в обморок, как кисейная барышня, падала. Я отчаянно строго следовала букве закона Внутреннего Идеала, под неусыпным контролем Внутреннего Надзирателя, который умертвлял мою индивидуальность, держал в темнице, на стене в иссиня-белой рамочке висел список "Можно только так и никак иначе".

Как только человек начинает принимать и выдерживать свою обычную неидеальность, ему многое становится доступно, а значит можно, ведь он уже взрослый, свободный, мыслящий, несущий ответственность за дозволенное себе по-взрослому, и за последствия, с опорой на реальность, ограничения, здравый смысл, здоровые границы, а не предписания выжившего из ума Внутреннего Надзирателя, ограниченного фантазиями маленького ребенка о рае, рожденном в психике много лет-десятилетий назад.

Когда человек сталкивается в себе с чем-то недозволенным (например, отвращением в адрес любимого человека или безразличием там, где ожидается сопереживание, следуя списку идеальных требований и ожиданий), он (а точнее Внутренний Надзиратель), вместо того, чтобы поисследовать, что с ним происходит, нападает на себя или на того, кто своим действием, бездействием или словом стал причиной того, что человек это неприятно-неприглядное почувствовал, узнал о себе. "Нет, я не такой! Это не я!", "Что теперь с этим делать?".

Мало того, что из-за этого другого он оказывается неидеальным, так еще при свидетелях - позор. "Из-за тебя мне сейчас так невыносимо. Если бы ты это не сделал/сказал, все было бы по-другому". Свидетеля нужно "прикончить", вот и устремляет он свой гнев "Как так можно?", клеймя другого, захлебываясь в злости, страхе, вине, стыде.

Напасть, чтобы не чувствовать.
Напасть, чтобы не разорваться от напряжения.
Напасть, чтобы вытащить себя из небытия.
Напасть, чтобы уничтожить инаковость другого.
Напасть, чтобы сбежать от себя.
Напасть, чтобы не встретиться с собой живым, обычным, хрупким.

Внутренний ребенок в истерике, безопасность болота нарушена, внимание всем постам Надзирателя.

Человек не вдруг стал таким, он был таким, в тени самого себя, и вот другой взял и подсветил вольно или невольно фонариком. "Как ты так мог?! Что теперь с собой таким делать? Не знал это о себе и жил спокойно!", - кричит бедолага от боли и ужаса.
То, что было в нем, вышло наружу. Другой своим поведением запустил реакцию.

Эмоция - это естественная, природой данная реакция на происходящее с нами. Это нормально злиться, испытывать безразличие, отвращение, не знать, не хотеть, не помнить, бояться и т.п., и это ни плохо, ни хорошо, это человеческая природа, она разная.

Почему так сложно выдерживать эмоции, которые возникают? Потому что там не одна эмоция, а одновременно несколько, и порой противоречивых, и весь этот набор вызывает колоссальное напряжение. Если его признать, разобрать, поименовать, разложить по полочкам, станет гораздо легче. А это труд, душевный труд, которому необходимо время.

Представьте комнату, в которой вещи разбросаны. Приходит заботливая хозяйка/хозяин и начинает медленно и скрупулезно разбирать завалы: что-то выбрасывает за ненадобностью, что-то откладывает, чтобы разобраться потом, над чем-то долго-долго плачет, что-то складывает и кладет на свое место, в комнате появляется свободное пространство, дышится легче, можно еще что-то разместить, а потом еще и перестановку затеять. Так и в психическом пространстве - мы задыхаемся от напряжения, захлебываемся в хаосе нераспознанных эмоций, чувств, мыслей, бьемся об узкие границы тюрьмы Ложного Я.

Можно чувствовать и думать разное - это значит быть человеком, которому ничто человеческое не чуждо.

Важно узнать себя прежде, чем что-то вытесненное, неопознанное, откомленное фантазиями и иллюзиями, проломает подвал психики, и вырвется наружу, поглотит и поработит личность.

Если я знаю что-то о себе, я смогу с этим что-то сделать.

Взрослому человеку важно знать и понимать, что с ним происходит, и знать, что с этим делать, чтобы не навредить ни себе, ни другим.

И если я хочу освободить себя и реализовать свой потенциал, и быть при этом среди людей, мне нужно учиться выдерживать знание о себе и искать форму для выражения своих мыслей, эмоций (это и есть ответ на вопрос "А что делать?").

Серцевина, соль процесса взросления, это принимать жизнь с ее "может и так быть" - способность выдерживать напряжение, называть вещи своими именами, и освобождать пространство от отжившего, забродившего, и открываться разному.

Взрослый человек приобретает мудрость, способность сопереживать, спокойнее принимать отличия своего мировосприятия от другого. У него хватает в психике пространства, объема для контейнирования чувств. Он уже отгоревал всемогущее магическое всесилие ребенка, стремящегося держать все под контролем, и смиренно принял то, что он - часть намного большего, чем то, что он видит перед своим носом и нарисовал в своей голове. А если Внутренний ребенок начинает истерить, у взрослой личности есть свои секреты, как угомонить его и вернуть себе себя.

А еще, добавлю - у всего есть причина. Чтобы понять, как так можно, необходимо искренне захотеть вникнуть, углубиться, разобраться, отказаться от шаблонов и стереотипов, присмотреться к себе и другому, а это время, энергия, поэтому иногда человек выбирает простоту разрушительного "как так можно".

Автор Марина Боденчук
Иллюстрация geralt: pixabay.com

245173298 196565815941041 5861522144881466224 n
Марина Боденчук
Поделюсь с друзьями