04 сентября 2021
Сегодня с утра решила напечь себе блинчиков.
%d0%b1%d0%bb%d0%b8%d0%bd%d1%87%d0%b8%d0%ba

Сегодня с утра решила напечь себе блинчиков.
И вот стою я, мешаю муку, яйца и что-то там еще и думаю себе:
-Наташа, а как так вышло, что ты не спеша встаешь утром в пятницу, жаришь себе блинчики и слушаешь «Amore» Biplan? Где борьба? Преодоление? Привычный подвиг наконец?

И вспомнила историю, которую рассказала мне подруга лет 10 назад.
История очень простая.
В ее детстве в выходные ее папа с утра ходил в булочную и покупал горячие булочки. Приносил их домой и они всей семьей ели их на завтрак.
Я хорошо помню свою реакцию тогда: - Это - фантастика!
Подруга так спокойно и обыденно это рассказывала, про спокойный семейный завтрак, горячие булочки..
Может быть вам как и мне представилось аристократическое семейство, чашки тонкого фарфора, оттопыренный мизинчик?
Но нет, это было обычная советская семья, в которой папа ходил в выходные за горячими булочками. Ну может и не совсем обычная, но точно без оттопыренного мизинчика.

Единственная моя история, которую я помню про булочки - это то, что мой родной дядя забирал меня по пятницам из детского садика и покупал булочку.
Как я сейчас понимаю - меня воспитывали вахтовым методом. Из садика (садик был примерно в часе ходьбы от дома) меня забирали по очереди. Дед - на служебной грузовой машине, мама - носила меня на руках, и дядя - покупал мне булочку.
Дядя не хотел тащить меня на руках и поэтому покупал мне булочку, мы шли домой очень долго, но зато я увлеченно ела булочку и самостоятельно шла пешком. Дядя неоднократно получал по шее за то что "заставляет ребенка ходить пешком", но его это не останавливало. Когда я подросла и одной булочки стало мало - он стал покупать две.

Как вы наверно уже догадались, в моей семье булочек по выходным не было.
Я вообще не помню что бы у нас дома были булочки.
У нас дома был батон. И черный хлеб. Все.
А что еще надо?
Ничего лишнего.
Пока я все это пишу — у меня всплывают все новые и новые детали нашей жизни, нашего быта и я в очередной раз понимаю, что быт был суров.

У нас был огород и яблоневый сад, мы садили картошку, лук, морковку и делали запасы на зиму, дед пилил и колол дрова, бабушка топила печь.
Простая еда, простая одежда, простая жизнь, в которой всегда было место ежедневному подвигу.

Кстати как раз мой дядя внес в эту жизнь диссонанс — в перестроечной время именно благодаря ему у нас дома стали появляться удивительный вещи — баночка креветок, замороженные ананасы в пакетиках, растворимый сок Зуко, мятные жвачки-подушечки.

Только много лет спустя, когда я сама хорошо зарабатывала и уже могла «позволить себе лишнее» до меня стало очень медленно доходить как трудно мы жили, хотя необходимости так жить в общем-то не было — и дед, и дядя хорошо зарабатывали.

Эта трудная привычная жизнь была продолжением той жизни, которую вели мои прабабушка и прадедушка, жизни, которую выучил мой дед и никакой другой он не знал. И по-другому жить не умел. Подозреваю, что может быть даже хотел. Но не умел.

До сих пор булочки, блинчики по утрам — это для меня про неспешность и расслабленность.
Как обязательные круассаны в Париже — ты в отпуске, тепло, вокруг такие же туристы, валяются на травке, смеются и радуются жизни.
Такая забота о себе, когда ты никуда не спешишь, слышишь себя - жизнь хороша.
А подвиг?
Подвиг можно не совершать.

Автор статьи и фото Наталья Витене

180961335 1916474948517660 7334774764054941842 n
Наталья Витене
Поделюсь с друзьями