31 октября 2021
Прилежность и услужливость как стратегия выживания и путь в депрессию
250440587 2898368817122067 6709739067620976290 n

#случай_из_практики

Случай из анализа клиентки, иллюстрирующий, как знание особенностей психики, опасных мест и тенденций поведения, ткущихся десятилетиями, помогло предотвратить рецидив, обезвредив попытки шаблонных реакций при привычных обстоятельствах.

Она была примерным ребенком, преданно искала подход к взрослым, некоторые поддавались на бессознательные манипуляции услужливостью, не задумываясь, какой вред наносят формирующейся психике. Она надолго поверила, что может влиять на других силой взгляда-мысли. Её очень рано отдали в детский сад, дома оставаться не было с кем: мама работала, папа ушёл до рождения. Бабушка верой и правдой почетно много лет посвятила школе, её чтили и боялись, что безвыборно отразилось на воспитании и дочки, и внучки, и соответственно на формировании Внутреннего Надзирателя в психике клиентки, который сначала помогал выживать рядом со взрослыми, а впоследствии безжалостно загонял в депрессию. Ко всему, семья была категорично религиозной, после выхода на пенсию бабушка нашла отдушину в службе в церкви, а для близких это превратилось в навязчивую удушину.

Общий лозунг всей семьи, и клиентки, в частности, можно было бы сформулировать: "Служи, чтобы выжить". Он стал главной опорой её Ложного Я. Внутренний Ребёнок хорошо усвоил, как захватывать внимание и любовь. Внутренний Идеал снабжал четкими инструкциями, как всё должно быть устроено, чтобы достигнуть цели. "А как по-другому?", - частый вопрос на сессиях. Внутренний Надзиратель неукоснительно следил за соблюдением правил, строго наказывая за непослушание.

Такая рьяность к идеализированной правильности сделала девушку активисткой, ведь так можно было заполучить ещё больше внимания. Она с полуооборота оказывалась в гуще разного рода событий, иногда достаточно опасных для жизни, которые преодолевала привычным способом - не чувствуя ничего, кроме долга. Служила исправно всей собой, вынося за скобки осознанности чувства, эмоции, переживания.

В отношениях служила людям неистово (подчинялась), и требовала того же по отношению к себе (подчиняла), в основном от самых близких, на кого ее Внутренний ребенок претендовал как на объекты, которые могли помочь в решении священных задач. Отношения с мужем были переполнены пассивной агрессией. "Так это же очевидно, он должен то или это", - привычное возмущение уточняющим вопросам на сессии. Мученически негодовала, когда другие отказывались соответствовать: "Как же так?!".

Таких называют потенциальными сектантами, удобными служителями различных культов, систем, сообществ. Моя клиентка чудом унесла ноги из достаточно опасной организации, с которой они нашли друг друга на несколько бессонных лет без графика и отпуска, но с высокой оплатой, как ей представлялось, - когда ценности себя внутри нет, сложно быть объективной. Каждый получил свое в этом слиянии, только девушка не учла, что вместе с удовлетворением вожделенной потребности быть нужной и значимой (а как иначе, если и среди ночи звонили именно ей - "никто, кроме тебя, не справится") она в свои 26 лет потеряет здоровье и смысл жизни.

Она тщательно скрывала чувствительность, хрупкость, ограничения в связи с аллергической реакцией на многие вещества и продукты, потребность в особых условиях организации жизненного пространства. Напротив она казалась самой себе кремнем, внешне так и демонстрировала, выставляя на задворки психики неугодную чувствующую себя. Она поменяла несколько городов, стран - запала хватало. Мы начали работать, когда клиентка уже жила за океаном, в поисках лучшей жизни, - казалось, что где-то далеко должно быть свободнее, а становилось почему-то теснее, вплоть до приступов удушья.

Она не замечала, насколько агрессивно требовательна и бескомпромиссна по отношению к другим, и, в первую очередь, к себе. Жила на истеричной скорости, тормозила только тогда, когда уже приходилось вызывать скорую помощь, - а иногда шла в больницу пешком, не чувствуя боли в открытой ране. Врачи каждый раз разводили руками, удивляясь многообразию симптомов и диагнозов, которыми пестрила её карточка. Уровень жестокости по отношению к своему организму зашкаливал. Когда она перестала спать и есть, а днем начала все чаще покрываться холодным потом от леденящих кровь мыслей, включая страх умереть, и панических атак, врач констатировал тревожно-депрессивное расстройство.

Мы познакомились, когда она сдалась тому факту, что без психологической поддержки выздоровление затянется, и рецидивов не миновать. Психологов она считала шарлатанами, которые собьют её с пути, запугают, а и так несладко живётся. Тем более, по её словам, что толку, она ходит-ходит по врачам, а результат вот какой - панические атаки и депрессия. Но однажды она все же смилостивилась над собой, - когда перестала спать и не переставала плакать, - и мы встретились.

Долгое время на психоаналитических сессиях она совершала отчаянные попытки услужливости. Её Внутренний ребенок стремился любым путем задобрить меня, овладеть "мамой", устроиться поудобнее и оплакивать свое детство, обвиняя близких во всех бедах. Проецируя на меня Внутреннего Надзирателя, ей было запрещено злиться, раздражаться, не соглашаться, любые проявления здоровой агрессии подавлялись, в ожидании одобрения. Мы двигались медленно. Первое время идеализация аналитика мешала нам быть в живом контакте. Каждое открытие о себе, выходящее за узкие рамки дозволенного, сопровождалось нападением Внутреннего Надзирателя, требующего оправдываться, и попыткой сбежать от невыносимого напряжения в паническую атаку или депрессию. Этот ход конём был частым гостем после сессий. Иногда она паниковала в переписке - писала о том, что ей стало так плохо после сессии, что это депрессия снова вернулась, с ней что-то не так, и она никогда не выздоровеет. А бывали дни, когда она с недоумением рассказывала, что ей непривычно хорошо, и это странно (плохо, когда хорошо, и хорошо, когда плохо), выискивая несостыковки, и фантазировала о том, как ей станет хуже, и что она будет потом делать. Страх потерять внимание и заботу мужа, который возился с ней, как с ребёнком, удерживал болезнь. Её психика вынуждена была использовать болезнь тела, чтобы отвоевывать право на отдых от ежедневной внутренней муштры - "лежачего не бьют".

Были в нашей работе и продвижения, и откаты. И вот наступил период, когда мы тихо радовались позитивной динамике, наблюдая улучшение состояния. Лечащий врач отменил антидепрессант. Отношения с мужем ожили, появилась здоровая агрессия, которая годами скрывалась под разными пассивными формами, лишая радостей и удовольствий. Она начала замечать свои фантазии и истеричные требования их выполнять, желание переделать других под себя, уделять внимание здоровью - не только, когда уже припечет, занялась спортом, налаживала питание и сон.

Она признала и начала уже выдерживать напряжение в связи с выходками Внутреннего ребёнка, который расшатывает ее психику, устраивает истерики, требует к себе особого отношения, ждет, что другие будут угадывать, что она хочет, обижается, когда это не происходит. Она осознала, что не умеет заботиться о себе, поэтому манипулирует другими, прибегая к болезни, так же, как это делали и продолжают мама и бабушка. Она узнавала в себе фигуры бабушки и мамы, и это меняло отношения с живыми мамой и бабушкой. Спокойнее реагировала на мои интерпретации о том, что эксплуатирует роль жертвы и мученицы, когда делится своими событиями на сессиях, её эмоциональное состояние на сессиях все реже было похоже на беспомощный ужас "всё пропало". Психика пускала нас глубже, и мы уже не только тушили пожары разбушевавшегося ребёнка.

В начале осени она решила пойти учиться, давно планировала, тем более это было важно для более комфортного пребывания в стране. Учебный курс проходил вживую. Клиентка уже несколько лет работала удалённо, поэтому было вполне ожидаемо, что ежедневные поездки на занятия окажутся стрессом для психики, нужно было набраться терпения и дать себе время на адаптацию. Мы обсуждали, как важно отнестись к себе щадяще и бережнее.

Первый две недели материал занятий давался достаточно легко. Она быстро зарекомендовала себя отличной студенткой, гордилась, что её хвалит преподаватель. На сессиях делилась радостью снова вернуться в активную жизнь.

Учитывая тот факт, что клиентка была склонна к депрессии, её психика имела тенденцию к переходу из крайности в красность, поэтому в нашей работе мы обращали особое внимание на острые смены настроения. Спустя первые радостные дни с каждой последующей сессией я замечала странные изменения в её состоянии: стала плаксивой, недовольной, раздраженной, делилась тем, что сильно устаёт, что учёба сложно даётся, и что идти учиться было ошибкой. "Это наверное, потому что я четыре месяца назад перестала пить антидепрессант, и снова возвращается депрессия". На меня с экрана смотрел другой человек, но я помнила этот взгляд. Что-то было не так. Внутри уже разыгрывался подрывной спектакль. Подрывником я называю Внутреннего Ребёнка, который ушатывает психику. Нужно было понять причину.

Она плакала, что больше не может тянуть учебу, её опять начали посещать странные мысли. События развивались с огромной скоростью, истерика лавиной накрывала её изнутри. Любопытно, как учёба из удовольствия за считанные дни могла превратиться в неподъемный груз, тем более, формат занятий, преподаватель и группа были достаточно дружественными, по описанию клиентки. Но, как вскоре обнаружилось, не для ее Ложного Я.

Чем больше мы углублялись, тем больше открывалось: как её раздражают одногруппники, которые не делают домашнее задание, тупят, на ломанном языке не стыдятся задавать вопросы, опаздывают, некоторые наглеют и уходят с половины занятий. А преподаватель спокойно реагирует на такое ужасное поведение группы. В связи с особенностью состояния здоровья, клиентке сложно сидеть несколько часов подряд, но она себе даже выйти не позволяет. А когда что-то на занятии не понимает, не спрашивает, кивает, чтобы преподаватель о ней не подумала плохо, а дома просит мужа помочь разобраться, чтобы она на следующий день могла блистать. Преподаватель, по мнению клиентки, все время сверяется именно с ней, обращает на неё особое внимание. "Мне нельзя её подвести". Вот мы и поймали за хвост причину ухудшения состояния. Внимание всем постам в Ложном Я: "Служи, будь примерной девочкой, или не жить тебе!"

Давняя привычка быть прилежной, лучшей ученицей бессознательно взяла клиентку в оборот. Её Внутренний ребенок, которого очень давно не выпускали в групповые учебные процессы, снова попал в детский сад, где, как когда-то очень давно, начал воевать за внимание воспитательницы. И взрослая молодая женщина потеряла сон и способность мыслить, оказавшись во власти главаря банды Ложного Я, который командовал, какой ей нужно быть, как одеваться, как себя вести, она заставляла себя каждый день вставать на полтора часа раньше, чтобы выглядеть лучше всех. Внутренний Надзиратель, дабы обеспечить спокойствие ребенку, завалил её, как злая мачеха Золушку, кучей дел. Ей снова, как когда-то нужно было служить. Вот психика и не выдержала и начала собирать чемоданы в депрессию-санаторий. Психика отказывалась обслуживать истощающий бредовый сценарий.

Осознав, что дело не в учёбе или сложности материала, а в том, что она бессознательно снова принялась прилежно служить, бегство в депрессию от внутренней тирании отменилось.

Клиентка нашла в себе силы признать свое участие и взять ответственности за то, что происходило, осознала, на что способна расшатать и развести ее детская часть психики, только бы было по-ее, признала, что поиск виноватых бесполезен. Когда она осознала, что мучает себя сама, в её жизни появилось место и для изучения языка. Она замечала, как и когда её заносит, и училась замедляться, прислушиваться к себе. Оказывается, ей нравится учиться, когда не нужно параллельно выслуживаться за звание лучшей и завоёвывать внимание и любовь "воспитателя детского сада", чтобы выжить.

Материал подготовлен по согласованию с клиенткой. Личные подробности изменены с целью исключения догадок. В истории сохранены факты, влияющие на иллюстрацию неуникального шаблона поведения из Ложного Я.

Автор Марина Боденчук
Практикующий психоаналитик

Записаться на консультацию можно в личных сообщениях или по телефону +380973911740 (Viber, WhatsApp, Telegram)

245173298 196565815941041 5861522144881466224 n
Марина Боденчук
Поделюсь с друзьями