10 января 2022
в канун Нового года словила себя на странном.
271312338 162634936086126 3622471773194681627 n

в канун Нового года словила себя на странном.
забрала себя и мужа с работы, приехали домой, и сразу шась сразу на кухню.
я! бегом на кухню! с ума сойти.
Готовить я не особо люблю.
Забросила яйца вариться, картошку, лук чищу, морковку тру. Дым столбом.

Муж подходит, спрашивает: -что ты делаешь?
я:- оливье
Муж:- а зачем так много? нас всего двое.
я, помолчав: -я на каком-то автопилоте.

В общем, пришлось дергать стоп-кран и просить мужа отобрать у меня нож.
Дело закончилось всего двумя салатами - оливье, который так и не был съеден, и салатом с сыром, чесноком, яйцом и майонезом, который я вообще никогда в жизни не готовила. И сырный суп.

Странно и то, что я, в последнее время ярый адепт зеленых салатов, приготовила именно эти тяжелые, сытные блюда.
Салат романо так и остался лежать в холодильнике, а вот майонез закончился.

И я поняла, что мы не вдвоем за столом - с нами наши предки.

Например на кухне за моим плечом отчетливо маячила мама и внимательно смотрела правильно ли я нарезаю оливье. Нарезать по мнению мамы надо "меленько".

В детстве огромная миска оливье нарезалась сама собой, потом выносилась на холод - в неотапливаемую веранду, потому что в холодильник она уже никак не вмещалась, и у нее не было дна - все первое число семья курсировала на веранду и обратно с мисками поменьше и накладывала, накладывала горки салата.

я порадовалась, что мы не купили тортик, но зато 3 упаковки шоколадных батончиков (это уже мы кормим предков мужа), 2 вида пирожных ( мою бабушку с диабетом, которая прятала в карманах старенького халатика конфеты) и большая шоколадная тарталетка, финальный аккорд нашего пира - всем по кусочку.

Про Голодомор я впервые услышала от моей подруги, тоже психотерапевта.
Села читать -сначала Википедию, дальше - больше.

Потом поехала к маме, расспросила и узнала от нее историю нашего рода - про послевоенную жизнь в землянках, про выкопанную из земли перемерзшую картошку, про хлеб, который мой дед с риском для жизни воровал на хлебозаводе и тайком переправлял в деревню, чем спас семью от голодной смерти. Тогда за такое расстреливали, не особо вникая в детали.
И тут я вспомнила про бесконечные запасы муки и крупы у деда дома, про то как в 90-х он покупал все, что "давали по талонам", даже плодово-ягодное вино Агдам.
Вино было настолько кислым, что пить его сам дед был не в состоянии, да и не пил он, но выбросить его он тоже не мог. Дед начал раздавать его местным алкоголикам, чем составил неплохую конкуренцию гнавшей самогон соседке.
Когда очередной ходок со взором горящим приближался к нашему крыльцу, мы уже знали что последует - дед с довольной улыбкой лез в подпол и выдавал несчастному бутылку чернил.
В концов концов эта ситуация сильно надоела моей обычно очень мирной бабушке, что она нашла в себе силы возмутиться, и благотворительность закончилась, к большому неудовольствию алкоголиков, которые теперь могли стрельнуть только денег, но деньгам дед вел строгий учет и требовал возврата.
Морали не будет, а вот в церковь я схожу и поминальные свечи поставлю.

Такой вот не совсем рождественский пост в Рождество.
С праздником всех кто празднует.
Здоровья и благополучия.

Автор текста и фото Natallia Vytienė
практикующий психотерапевт

180961335 1916474948517660 7334774764054941842 n
Наталья Витене
Поделюсь с друзьями