03 января 2022
О лжи, недосказанности и других способах искажения информации, в т.ч. на сессиях
271186423 162151142801172 6534446529590433986 n

Я исследую тему обмана и его многочисленных разновидностей. В этой статье на личном примере и опыте с клиентами углублюсь в частность, когда взрослый человек лжёт, утаивая что-то важное от визави, к которому обращается за помощью. Чаще всего это делается бессознательно и обманом не считается; бывает, что человек осознаёт искажение информации, но не может иначе, его "несёт", "выносит" или "заносит".

Мне знакомо, как это происходит. Когда стыдно или страшно сказать о чем-то важном, но кажущемся неприглядным, автоматически между мной и другим психика водружает грозную фигуру, и я, как в дешёвом кино, начинаю выкручиваться, запинаться, приукрашивать, произношу странным детским испуганным голосом совсем не тот текст, который звучал внутри, или захожу настолько издалека, хожу кругами, что запутываю и себя, и собеседника, хотя мне кажется, что я стройно выражаюсь, а на самом деле - слов много, а по сути - пшик, солома для мягкого падения.

Раньше, придя в себя, я возмущалась и нападала: "Зачем ты так усложняешь себе и другим жизнь?" Ошибка была в том, что я сразу же атаковала себя, вместо того, чтобы разобраться в причинах такого поведения, признать его, учиться узнавать и останавливать разворачивающееся драматическое действо внутри.

Руководят этим процессом страх и стыд, верные слуги Ложного Я, бдящие идеальный образ. Мерещатся угрозы, нападения, являющиеся проекцией привычного поведения персонажей из внутреннего драматического спектакля. Допустим, кто-то на меня бы и прикрикнул или упрекнул, или пристыдил, мало ли как может отреагировать другой. И что? Что уже и разозлиться на меня нельзя? Или замечание сделать? Рухнет памятник? Не сможешь ответить? А то, что у меня были слишком плохие отношения с агрессией, я себе её запрещала, я её не узнавала, боялась и отвергала с отвращением - я должна была быть "паинькой-заинькой". Боялась, что буду себя неприглядно вести в ответ на неадекватное поведение другого в мой адрес. Злиться, возмущаться, недовольствовать было нельзя. И вместо того, чтобы признать своё право реагировать, я заранее бессознательно проигрывала внутри спектакль, где мне вручалась роль жертвы, тщательно скрывающей агрессивность, и смягчающей все возможные углы. Когда черёд доходил до реальных просьб или вопросов к другому человеку, в истерзанной бредовыми фантазиями психике этот человек уже представлялся потенциальным монстром.

Любой обман создаёт внутри и снаружи сильное напряжение и истощает. Речь не идёт об очевидных агрессивных претензиях других людей о том, что я или кто-то не соответствую их ожиданиям. Но их сложно дифференцировать, пока в психике искажено восприятие, нет контакта с собой.

Нет никакого удовольствия иметь дело с человеком, играющим с другим в "Я тебя боюсь, ты монстр". Много энергии необходимо, чтобы выдерживать напряжение, исходящее от напуганного взрослого человека. Благодаря личному опыту, я распознаю, когда в такие жестокие забавы приглашают играть меня, в том числе на сессиях, когда клиенты на меня проецируют своего внутреннего агрессора. В такие моменты я напоминаю себе: "Да уж, вот как ужасно неприятно и невыносимо быть с противоположной стороны". В таком отношении к другому теряется человечность. Бесчеловечно одевать на визави костюм своего собственного внутреннего монстра, и ждать нападения или нападать заранее. Забрав своего зверя домой, т.е. осознав проекцию, есть шанс разглядеть другого, почувствовать, возможны ли с ним реальные взаимоотношения. И не всегда ответ положительный, но правдивый.

Клиенты достаточно часто прибегают к обману на сессиях: фантазируют, приукрашивают, не договаривают, говорят только кусок длинной фразы, скрывают, замалчивают. При этом наивно по-детски ожидают, что аналитик, словно волшебник из сказки, достроит за них недостающие, спрятанные, детали, угадает, сам поймёт, додумает, прочитает по глазам, между строк. Только бы избежать боль от невыносимого напряжения при встрече с неприглядной правдой о себе, в присутствии другого. Бегство от себя в ложь - часть аналитического процесса, как и в жизни. На то оно и Ложное Я, чтобы нести ложь.

Психика клиента умудряется превратить аналитика, который потенциально призван помочь, в злого врага, которого нужно обвести вокруг пальца, чтобы спастись от надуманного нападения или наказания. Рядом с аналитиком человеку вдруг становится страшно, стыдно, небезопасно. Цель круто меняется, реальная потребность меркнет по сравнению с необходимостью выжить рядом с возникшей иллюзорной угрозой, которую клиент воспринимает реальной. Т.е. верит придуманному внутри бреду, при этом врёт реальному человеку напротив.

Клиент защищается от аналитика, или нападает на него, забывая, что обратился к нему за помощью. Есть клиенты, которые говорят: "Я боюсь, что Вы меня будете ругать" - так аналитик узнаёт, что он под проекцией персонажа из внутреннего мира. По глазам клиента видно, что он словно под гипнозом говорит.

В сложных ситуациях психику захватывает детская часть и начинает играть в прятки: закрыл глаза - нет ничего и никого, не сказал - никто не узнает, сказал только то, что выгодно, приукрасил, чтобы сохранить светлый образ и безопасность, - никто ни о чем не догадается.

Знакомая многим родителям история - ребенок рисует каляки-маляки фломастерами, например, на обоях, а когда взрослый его спрашивает: "Кто это нарисовал?", он, глядя преданно в глаза, отвечает: "Не знаю". Часто кленты на сессиях говорят, что не знают, почему обманули или придумали, или недосказали, но, в процессе разговора, обнаруживается, что у Ложного Я всегда имеются веские причины, и самая острая - страх быть наказанным, отвергнутым, не выжить, потерять образ. Так психика искажает реальность, переворачивая с ног на голову, высаживает своих персонажей на аналитика, и человек общается сам с собой.

Стыд, страх, вина - стражи Ложного Я. Разоблачая и преодолевая их цепкую хватку, туман и запугивание, можно рассчитывать на обретение свободы и развитие.

Иногда клиенты честно признаются: "Я не мог сказать правду", "Нет, я не могу это рассказывать". В таких случаях есть возможность исследовать причины вместе, и постепенно обезоружить цепких псов, пусть не сразу, но со временем они сдаются. Если клиент в диалоге с аналитиком. Иногда бывает, что клиент манипулирует таким образом, чтобы его поуговаривали, и это тоже можно подсветить аналитическим фонариком и разобрать, вывести этот детский приём на чистую воду.

Правда оказывается неприглядной, скучной, простой, без мишуры, человек себе в ней не нравится, в ней нужно брать на себя ответственность, не сваливая на других, детство, родителей, обстоятельства, жизнь, выбираться из роли жертвы в активного участника процесса. До неё нужно довзрослеть.

Ложь может обнаружиться оперативно, в ответах на уточняющие вопросы аналитика, или со временем - спустя несколько сессий клиент вдруг рассказывает, что упустил кое-что раньше, слишком неприглядное о себе, не решился сказать сразу, от страха попасть под обстрел собственного Внутреннего Надзирателя. Всему своё время. Невозможно ускорить процесс взросления, осознанного говорения искренне, но возможно напомнить клиенту, что он его тормозит, если этот паттерн на сессиях повторяется.

Есть клиенты, которым нельзя говорить правду никому, никогда, ни при каких обстоятельствах. На сессиях с такими клиентами кажется, что клиент - это спецагент, которому нужно любыми путями запутать аналитика. Это может восприниматься, будто хотят свести с ума. У таких клиентов очень жёсткая критичная структура Внутреннего Надзирателя, которая наказывает личность за любую исходящую информацию. Каждое предложение поддаётся жёсткой цензуре. Речь может быть переполнена словами: наверное, не знаю, возможно, не точно, должно быть, не совсем, как знать. Такие клиенты часто не отдают себе отчёта, насколько их речь запутанная, нелогичная. Такие клиенты часто жалуются на панические атаки, кожные высыпания, бессонницу, другие психо-соматические проявления.

Клиенты могут обманывать по таким причинам:
- чтобы почувствовать своё превосходство над аналитиком. Он сам в плену своего величия и аналитика приглашает в эту игру;
- чтобы сохранить свой идеальный образ, чаще всего жертвы, мученика, страдальца. Правда может разоблачить, поэтому она тщательно вуалируется, информация преподносится выборочно, цензурированно.
- чтобы спастись от проецируемых атак.

Когда человек осознаёт, что сам вредит себе ложью, сам препятствует возможности помочь, разобраться, когда он начинает узнавать модель выстраивания обмана и осознанно останавливать себя, тогда он начинает выбираться из липкого приторного сиропа лжи в реальную жизнь, где возможно найти выход, пусть далёкий от идеального розового рая, однако жизнеспособный, не без грусти, боли, разочарования, но дающий шанс жить, а не прятаться над пропастью во лжи.

Автор Marina Bodenchuk
Практикующий психоаналитик

Записаться на консультацию можно в личных сообщениях или по телефону (WhatsApp, Viber, Telegram): +380973911740

Иллюстрация 512893: pixabay.com

245173298 196565815941041 5861522144881466224 n
Марина Боденчук
Поделюсь с друзьями